Мария Аскарова: «Работа по увековечиванию памяти жертв политических репрессий ведется каждый день!» Избранное

Пятница, 07 Июнь 2024 05:47 Автор  Опубликовано в Город Прочитано 274 раз

На прошлой неделе в Казахстане отметили День памяти жертв политических репрессий. С какими итогами подошел к этой трагической дате шымкентский городской музей жертв политических репрессий, какова его посещаемость, чем он может гордиться и к чему стремится - об этом и другом мы поговорили с директором учреждения Марией Аскаровой.

4 музей

- Мария Келесовна, с какими итогами вы подошли к нынешнему 31 мая?
- В преддверии этой даты мы приняли участие в республиканской экологической акции «Таза Қазақстан» - наши работники помогали в уборке мемориала «Қасірет». До этого в рамках той же акции вместе с потомками репрессированных облагородили территорию музея - высадили саженцы, цветы, кустарники.
31 мая было традиционное возложение цветов на мемориале. Потом собравшиеся там дети, внуки и правнуки жертв репрессий из Шымкента и ряда районов Туркестанской области пришли в наш музей, где также по традиции проходит день открытых дверей. Они поделились историями своих предков. Шымкентский филиал партии «Respublica», выступивший одним из организаторов мероприятия, вручил им благодарственные письма и сделал памятные подарки, попросив пригласить на эту встречу молодежь.
Незадолго до этой траурной даты потомки репрессированных обычно каждый год приходят и читают Коран, иногда делают жертвоприношение. Но это происходит и в обычные дни. Мы сами каждую пятницу читаем Коран в зале поклонения. Вообще работа по увековечиванию памяти жертв политических репрессий ведь не привязана к 31 мая – она ведется постоянно, каждый день.
Так, уже второй год мы занимаемся видеофиксацией воспоминаний прямых потомков репрессированных, пытаемся максимально сохранить их живые свидетельства, то, что они знают и помнят. Так как прямых потомков, то есть непосредственно детей жертв репрессий, осталось мало, и они уходят из жизни, эта работа очень важна. На сегодня мы собрали около 30 таких видеоматериалов, которые сохраняем на разных носителях.
Мы провели ревизию имеющихся в наших фондах фильмов и видеоматериалов. Все, что раньше записывалось на видео, переводим в электронный вариант. Хотим еще перевести их на английский язык или хотя бы сделать субтитры. Потому что у нас много посетителей-иностранцев. Мы полностью закончили сканирование документов, так что все 16 560 экспонатов (по данным, на конец мая 2024 года) есть как в бумажном, так и в цифровом формате. Всего их сейчас в основном фонде 13 699, во вспомогательном - 2861.
- Насколько востребованы ваши материалы?
- Материалы нашего фонда пользуются спросом. Больше всего запросов по таким известным и освещаемым повсеместно фигурам, как Дулатов, Байтурсынов, Букейханов. Мы сейчас поставили цель освещать истории и жизни ранее не известных жертв, о которых нигде не писали, именно по Южному Казахстану.
Школьники, которые обращаются к нам за материалами при подготовке научных проектов по трагическим страницам истории Казахстана XX века, занимают призовые места в республиканских турах. Конечно, фондами пользуются не только они. Например, мы проводим мероприятия со студентами, с учителями, в частности, со слушателями курсов филиала НЦПК «Өрлеу» по Туркестанской области и Шымкенту. Учителя с разных регионов у нас - частые гости.
К нам обращаются не только из разных регионов Казахстана, но и из-за рубежа. Иностранцы находят нас по информации на сайте, звонят. Недавно обратился студент из Австрии, казахстанский гражданин, который освещает тему Голодомора, в Европе она вызывает интерес.
Среди почетных посетителей – послы и консулы других государств, как правило, они всегда включают в программы поездки по региону экскурсию в наш музей. Вообще практически каждый день к нам приходят иностранцы, и их число растет. К примеру, в 2021 году, когда было повсеместное затишье после пандемии, нас посетил 21 иностранец. А в прошлом году - около 800.
- Как в целом обстоят дела с посещением музея, какова динамика?
- С каждым годом количество посетителей растет. Так, в 2021 году было свыше 10 тысяч посетителей, в 2022 и в 2023 – более 12 тысяч. В этом году тоже уже идем с опережением: при плане 1250 у нас уже побывало более шести тысяч посетителей.
- В чем видите причины роста посещаемости и интереса к музею?
- Думаю, в нашей деятельности, подходе к делу. Мы не просто проводим календарные мероприятия, отмечаем круглые даты, а стараемся делать все творчески, разнообразить формы работы, взаимодействовать с аудиторией. О предстоящих событиях заранее оповещаем, приглашаем через социальные сети.
Вообще очень активно ведем медиа-работу, делаем постоянные публикации в Instagram, Facebook, TikTok, на сайте музея. Экскурсии у нас организуются на трех языках, мы уделяем большое внимание английскому. Сейчас все наши работники, включая кассира, проходят курсы английского языка.
Помимо экскурсий, лекций, встреч, просмотров фильмов, внедряем нестандартные формы работы. Так, мы проводили дебаты по алашординцам, в которых участвовали ученики старших классов. Они прошли успешно. Само по себе проведение дебатов на политическую тему в музее было новшеством, новым форматом работы с молодежью. Мы решили дальше его продвигать и стать своего рода городским очагом дебатов.
Также проводим познавательные игры, квесты, квизы с обязательным награждением победителей памятными подарками. Как правило, дарим книги, выпущенные при участии сотрудников нашего музея. Результаты труда нашего музея публикуются в сборнике «Материалы государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий XX века».
Интерес туристов исходит также благодаря сотрудничеству с городским управлением туризма, внешних связей и креативной индустрии, с которым у нас заключен меморандум. Так что наш музей пользуется очень большим спросом. Единственное, что нас ограничивает, это маленький зал: за час мы можем принять только 60 человек.
Большое внимание уделяем кадрам. Сейчас у нас один научный работник занимается исключительно освещением материалов фонда музея. Мы поддерживаем связи, обмениваемся опытом с коллегами, аналогичными музеями «АЛЖИР», «КарЛаг». Причем, на командировки и подобные мероприятия деньги не выделяются, мы оплачиваем их сами за счет средств, которые поступают в наш музей.
Конечно, не все идеально. Но значимость нашего музея в том, что у нас очень богатый материал и мы предоставляем возможность пользоваться им всем желающим.
А увеличение количества иностранных посетителей, по всей видимости, связано с большим интересом к нашей истории, ее трагическим страницам, сокрытием и искажением многих фактов в советский период.
- Музей имеет статус городского, хотя создавался изначально как музей прежде единой Южно-Казахстанской области. По сути, таковым он остался, так как продолжает собирать информацию и документы по Шымкенту и Туркестанской области. Не последует ли разделения экспонатов и материалов, как это уже произошло с некоторыми учреждениями?
- Уверена, что они неразделимы. Мы не собираемся никуда ничего отдавать. Думаю, неправильно будет отделять в этом плане Шымкент и ТО. Скорее, более правильным будет придать нашему музею республиканский статус, наши фонды позволяют это сделать.
Вообще сейчас руководство города, управления культуры, развития языков и архивов Шымкента работает над расширением сети музеев. Я предложила перенести на место нашего музея, который расположен напротив Обелиска славы и Мемориала славы в парке Абая, где горит вечный огонь, увековечены имена всех участников ВОВ из Южного Казахстана и где всегда чествуют наших ветеранов, музей «Ерлік» из парка Победы, который и так числится на нашем балансе. А на мемориале «Қасірет» построить музей репрессий, куда перенести всю нашу экспозицию. Это очень логично. Так, наши посетители часто спрашивают, где находится «Қасірет» и не понимают, почему он так отдален от нас.
А при предложенном варианте все было бы в соответствии и едином комплексе. Ракурс и масштаб экскурсий увеличился бы и у музея «Ерлік», и у нас, так как они могли бы проводиться как на мемориалах и внутри музеев. А на месте «Ерлік» с учетом, что рядом расположена школа, можно было бы открыть образовательный познавательно-развлекательный музей.
- Весной этого года вы участвовали в программе обмена опытом для музейных специалистов Центральной Азии в США. Что вы извлекли из этой поездки?
- Прежде всего, я бесконечно благодарна за то, что была отобрана в участники этой программы. В их число вошли всего несколько специалистов из Казахстана. Почти месяц мы обменивались опытом в музеях и культурных заведениях, расположенных в четырех городах трех штатов Америки.
Конечно, Америка поразила как развитая, гигантская страна во всех отношениях, в частности, финансировании музеев. Есть целый ряд музеев, деятельность которых обеспечивается государством. Материальное оснащение, современное оформление, богатейшие фонды вызывают восхищение.
В то же время проблемы в американских музеях тоже есть и они такие же, как у нас: невысокая зарплата, нехватка штатов, большинство сотрудники пенсионного возраста. Я заметила, что принимают на работу в основном людей с двумя образованиями – музейным и актерским, потому что нередко там идут сценические показы. При том, что история по сравнению с другими странами у американцев не столь долгая – два с половиной века – они пытаются бережно сохранить каждую деталь.
- Как отразится увиденное на работе музея, что можно у нас применить?
- По условиям участия в программе, которую полностью оплачивал международный центр «Меридиан», по приезду мы должны сделать проект, в котором был бы применен полученный опыт и популяризировалось историческое наследие. Пока я не хотела бы раскрывать свою тему.
Воплощение многого из увиденного в Америке требует материальных затрат. В то же время были вдохновляющие встречи с интересными людьми. В одной из поездок экскурсоводом был водитель автобуса, который возил нас по улицам Чарльстона, останавливался и рассказывал про историю улиц, зданий, живших в тех или иных домах людей. И с каким удовольствием он это делал! Человек, у которого нет специального музейного образования, просто житель, который знает и любит историю своего города. Это – пример того, что не надо сидеть и ждать, что государство выделит средства, а начинать делать посильное.
Я стараюсь делать подобное в нашем музее. Мы проводим разные мероприятия в разном формате, не ждем, когда нам выделят средства, заинтересовываем людей, популяризируем наши экспонаты, активно используем социальные сети. Работа у нас идет неустанно.
Я всегда говорю свои сотрудникам: когда человек заходит в музей, он должен видеть, что у нас самих горят глаза, и тогда у посетителей появится интерес. Каждый должен находиться на своем месте, должен любить свою работу. А когда ты любишь работу, ты построишь ее так, что найдешь, чем и как заинтересовать людей. Лично я живу музеем и не перестаю думать о работе даже дома.
- Ваш музей недавно пережил модернизацию. Что она изменила и что дала?
- Здание музея требовало обновления, так как местами протекала крыша, под него шла дождевая вода, из-за чего начал оседать фундамент, накопились и другие проблемы. В результате модернизации, проведенной с мая 2022 по ноябрь 2023 года, был полностью обновлен внутренний и внешний фасад, установлены лайтбоксы, расширилась территория в большом зале, кинозал получил совершенно новый дизайн, обновились все залы и помещения.
Теперь мы встречаем гостей с гордостью, потому что все полностью обновлено и нам не стыдно, что у нас где-то что-то протекает или не работает. Модернизированный музей – это показатель нашей культуры, отношения к ней государства и народа. Здесь ведутся съемки, даже снимают кинофильмы. Люди стараются приехать к нам из разных городов Казахстана, посещаемость повысилась.
Это усиливает в нас чувство патриотизма, поднимает настроение и вызывает гордость от того, что мы здесь работаем. И мы выкладываемся на все 100 процентов, по крайней мере, стараемся.

Беседовала Лаура Копжасарова