Асхат ЖУМАГАЛИ: «Были времена, когда слово «добропорядочность» многим резало слух» Избранное

Вторник, 15 Декабрь 2020 03:28 Автор  Опубликовано в Интервью Прочитано 54157 раз

 DSC8793

За 29 лет независимости понятие «взятка» осталось прежним, но изменилось отношение общества к этому явлению

9 декабря мир отметил Международный день борьбы с коррупцией. В этом году в индексе восприятия коррупции Казахстан занял 113-ю строчку, поднявшись с прошлогоднего 124-го места на 11 ступеней и показав устойчивую положительную динамику в противодействии этому социальному злу. Изменилось ли за годы независимости содержание понятия «взятка»? Увеличила ли пандемия коррупционные риски? Сколько «преступлений корысти» удалось выявить в Шымкенте в этом году? Перешли ли акиматы города на сервисную модель работы? Какую общую сумму получили шымкентцы в качестве поощрения за помощь в разоблачении коррупционных деяний? Можно ли дарить госслужащим подарки на Новый год?
На эти и другие вопросы «Панораме Шымкента» ответил руководитель департамента Агентства РК по противодействию коррупции по городу Шымкенту Асхат ЖУМАГАЛИ.

 DSC8548- Асхат Жумагалиевич, чем объясняется наметившаяся позитивная динамика в антикоррупционной борьбе?

- Это результат комплексной работы и государства, и антикоррупционной службы, и гражданского общества. При этом меняется сам подход к этой борьбе: упор делается на превенцию. И это правильно, потому что противодействие коррупции в форме только уголовно-правовых мер в целом сводилось бы лишь к борьбе с последствиями. Чтобы работа была более действенной и имела долгосрочный эффект, ставка делается не на «посадку» людей, а на профилактику коррупционных преступлений, устранение механизмов, способствующих коррупции, и на распространение идеи добропорядочности.
21 февраля по инициативе нашего департамента было проведено расширенное совещание с приглашением всех государственных органов Шымкента. В тот день я презентовал анализ нашей деятельности, рассказал о наиболее проблемных участках, в том числе в сфере земельных отношений. За прошлый год в соответствующем управлении было оказано более 6300 услуг, из которых считанные единицы - в электронном формате. Было рекомендовано оцифровать услуги, оказываемые в этой сфере. Сейчас процесс цифровизации продолжается, соответственно снижаются коррупционные риски.

- То есть цифровые технологии активно применяются в антикоррупционной борьбе?

- Да, по всей стране госорганы нацелены на перевод своей деятельности в цифровой формат. На цифровизацию ориентирована работа ЦОНов и других структур, оказывающих государственные услуги. Отмечу, что в Шымкенте 86 процентов госуслуг уже оказывается в цифровом формате, а до конца года эту цифру планируется довести до 90%. Это существенно снижает возможность коррупции. О полном искоренении данного явления в нашем городе говорить пока не приходится, но мы продолжаем работу по внедрению идеи нулевой терпимости к бытовой коррупции, принципа добропорядочности. Были времена, когда слово «добропорядочность» многим резало слух, казалось излишне пафосным и даже вызывало смех. Но мировой опыт показывает, что именно такие ценности, как добропорядочность и внутренняя культура людей, являются важнейшими условиями для построения свободного от коррупции гражданского общества. Перенос акцента с уголовно-правовых мер на превенцию - это мировая практика.

- А какая из стран, на Ваш взгляд, наиболее успешна в борьбе с коррупцией?

- Международная НПО Transparency International каждый год составляет мировой рейтинг по индексу восприятия коррупции. Одно из лидирующих мест в нем неизменно занимает такая азиатская страна, как Сингапур. Там выстроена система, при которой взяточничество полностью искоренено - по крайней мере, бытовая коррупция. Наряду с жесткими правовыми мерами в Сингапуре широко принимаются и профилактические, в обществе внедрена идеология культуры и добропорядочности. Там существует нулевая терпимость к любым правонарушениям, вплоть до плевка на улице, брошенной на тротуар бумажки или, в настоящее время, неношения медицинской маски. За все это незамедлительно последует штраф. Нарушения фиксируется полицейскими и видеокамерами, отвертеться от штрафов невозможно. А там они крупные, к примеру, 300 долларов за неношение маски. И в результате люди уже так дисциплинированы, что просто не мусорят, это стало частью ментальности. И никто не возмущается, понимая, что «закон суров, но это закон». А чтобы рычаги неотвратимости взыскания заработали, в этой стране в свое время начинали с «чистки» чиновников, их деятельности.
Из европейских стран лидирует Дания. Норвегия занимает седьмое место, но ее можно привести в пример как одну из самых благополучных европейских стран, в которой так же сильно, как у нас, развита нефтяная промышленность, но где абсолютно низкий уровень коррупции, так как изначально в систему были заложены принципы открытости и честности проектного менеджмента, прозрачности принятия решений по распределению ресурсов.
Все это, на мой взгляд, способствовало тому, что сегодня эта страна достаточно легко переживает вызовы времени. И даже свойственных другим европейским странам проблем с наплывом иммигрантов там нет. Это благодаря очень жесткой налоговой системе с большим процентом налогообложения: гастарбайтерам ехать туда на заработки, видимо, просто невыгодно. Но при этом самим гражданам Норвегии, если они трудятся и платят налоги, жить очень комфортно.

- Как на функционировании департамента сказалась пандемия? Работы стало больше или меньше?

- Ведение карантина внесло коррективы в нашу деятельность, пришлось перестраиваться. Работа многих госслужащих, как и остальных категорий трудящихся, перешла в режим онлайн, контакты между людьми сократились. С одной стороны, это пошло на пользу, население стало меньше сталкиваться с чиновниками. Но остались отдельные болевые точки, нуждающиеся в контроле. Речь идет о сферах, относящихся к жизнедеятельности граждан, таких как здравоохранение, обеспечение лекарствами, продуктами питания. Был задержан один из работников ветеринарной инспекции, который в период ЧП, а это уже отягчающий признак, на постоянной основе получал денежные средства от продавцов за беспрепятственный пропуск на рынок, чтобы они могли там торговать своей продукцией. То есть люди итак почти не имели прибыли, а здесь еще специалист госконтроля устанавливал свои ставки за допуск к прилавку. Антикоррупционная служба это пресекла, и чиновник был осужден на шесть лет лишения свободы.
В период пандемии коррупция не спит еще и потому, что на борьбу с эпидемией выделяется много средств, особенно в сфере медицины, что создает дополнительные коррупционные риски. Возникают они и в системе образования, так как оно перешло на онлайн-формат и были выделены немалые средства на закупку оборудования, предназначенного детям для дистанционного обучения. Поэтому в период карантина мы продолжали проводить оперативные мероприятия.
К слову, в этот же период было пресечена незаконная деятельность руководителя (теперь уже бывшего. - Прим.) управления архитектуры и градостроительства города. Глава государства дал поручение оцифровать всю земельно-кадастровую информацию, и мы начали интересоваться данным вопросом. На составление карты надземных и подземных сооружений города в прошлом году было выделено 498 миллионов тенге. Данная карта масштабом 1:500 имеет стратегическое значение и должна быть очень детальной, вплоть до обозначения на ней колодцев и зеленых насаждений на улице. Были проведены оперативные мероприятия, организована экспертиза. По заключению эксперта, карта оказалась непригодной к использованию. Несколько гектаров в ней вообще не были исследованы.
Чиновнику было предъявлено обвинение в хищении путем растраты и присвоения бюджетных средств. Дело находится в суде.

- Какие еще оперативные мероприятия проводились вашим ведомством во время карантина?

- Одним из основных направлений нашей деятельности был мониторинг бюджетных средств, в том числе выделенных на борьбу с пандемией. Особое внимание было уделено государственным закупкам. В свое время наши сотрудники проводили анализ планов госзакупок, вносили свои рекомендации. На многие мероприятия, связанные со статусом Шымкента как культурной столица СНГ, изначально были заложены бюджетные деньги, но из-за карантинных ограничений эти события не состоялись. По нашей инициативе был проведен мониторинг неосвоенных средств, и в результате свыше четырех миллиардов тенге было возвращено в бюджет Шымкента. Это характерный пример предотвращения возможных хищений на начальной стадии.

- Меньше ли звонков на номер 1424 поступало во время жесткого карантина? На что жаловались люди?

- Число звонков сократилось, но незначительно. В основном жалобы были связаны с ограничительными мерами при передвижениях, когда на дорогах стояли блокпосты. Люди с возмущением рассказывали о случаях, когда при въезде в город или при передвижениях по нему чиновники, в том числе сотрудники полиции, требовали деньги.
Все поступающие в call-центр звонки сортируются. Сигналы с информацией, говорящей о признаках правонарушения, прорабатываются в рамках уголовно-процессуального кодекса, с последующим задержанием, если на то есть основания, подозреваемого. Иногда поступают сообщения не о конкретных фактах, а, например, о том, что в той или иной организации, возможно, берут взятки за трудоустройство. В рамках превенции мы все равно едем в эту организацию и разбираемся, имеют ли место такие факты в действительности. Работаем мы и с анонимными звонками, но не можем использовать их в качестве основания для начала досудебного расследования.
С начала года до сегодняшнего дня (9 декабря - Прим.) на номер 1424 по Шымкенту поступило 63 обращения, пять из них зарегистрировано в Едином реестре дел и по ним начато досудебное расследование.
По итогам 11-ти месяцев за помощь в разоблачении коррупционных деяний пять граждан получили поощрения на общую сумму около одного миллиона тенге.

- Что можно сказать о таком направлении работы департамента, как сопровождение инвест- и бизнес-проектов?

- Данное направление всегда было у нас в числе приоритетных. Наш департамент сопровождает 35 проектов на сумму порядка 75 миллиардов тенге. В рамках этой работы мы доводим до предпринимателей мысль о том, что в первую очередь они должны сами честно вести свой бизнес: платить налоги, не давать никому взятки. В случае же, если чиновники создают административные барьеры, требуют какие-то незаконные вознаграждения, сообщать об этом нам, а мы примем соответствующие меры.

- Сегодня в стране все шире вводится сервисная модель работы государственных органов. Как с этим обстоит дело в Шымкенте?

- В нашем городе данная модель работы успешно внедряется. Вся деятельность госорганов должна быть направлена на удовлетворение потребностей граждан. То есть человек имеет право не стоять в длинных очередях, его должны быстро принять, рассмотреть его заявление, проконсультировать и решить его проблему в установленные законом сроки. И эта работа должна вестись максимально открыто, чему способствуют, например, прозрачные кабинеты.
Акиматы Шымкента - городской и районные - перешли на сервисную модель работы. Данная концепция деятельности внедряется и в других госструктурах города: ЦОНах, территориальных департаментах.
217 государственных организаций города работают в формате «open space»: 31 территориальный департамент, подведомственная организация и 186 местных исполнительных органов. Практически полностью перешли на «open space» учреждения образования, вводя в свой обиход открытые кабинеты, доступность руководителей для общения.

- В вашем департаменте тоже действует центр в формате «open space»?

- Да. Открытый в июле этого года антикоррупционный центр (Antikor ortalyǵy. – Авт.) - это пример нашей модели прозрачной деятельности. Он располагается в отдельном здании рядом с департаментом. В центр можно свободно заходить всем желающим. Здесь есть все условия: интернет, детский уголок, кулер с питьевой водой, санузел. Cмартфоны на входе сдавать не надо. Более того, при желании можно вести фото- и видеосъемку.
В фойе первого этажа вас встретят и выслушают консультанты. Сотрудники работают в двух кабинетах за стеклянными дверями. В одном из таких прозрачных кабинетов веду прием граждан и я.
За треугольным столом сидит процессуальный офицер, вместе с которым мы можем проводить следственные действия с участием подозреваемого. Форма стола неслучайна. Идея, взятая из международной практики, заключается в том, что, если все заинтересованные лица сидят не друг против друга, а рядом, то это означает: мы не противники, а союзники, и готовы вместе отыскать истину. Человек понимает, что цель следствия - разобраться и, если он не причастен к противоправным деяниям, то никакого уголовного преследования против него не будет. Вот такая действующая модель презумпции невиновности.
На втором этаже – проектный офис «Шымкент - адалдык аланы». У него обширное поле деятельности, цель которой - искоренение бытовой коррупции в таких сферах, как медицина, образование, госслужба и так далее. В работе проектного офиса активно участвуют волонтеры. Они, кстати, очень здорово работали во время карантина в весенне-летний период, когда в городе был разгар пандемии и существовала большая проблема с лекарствами. Вместе с сотрудниками департамента волонтеры ходили по аптекам, проверяли склады с медицинскими препаратами.
Некоторые люди смотрели на наше участие в этих рейдах, как на пиар. Но о нашей деятельности люди итак знают, мы открыты и постоянно информируем население о своей работе.

- Расскажите, пожалуйста, о внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия коррупции.

- Это происходит поэтапно.
К настоящему времени один пакет поправок уже принят и вступил в силу. В нем содержится, например, запрет на дарение госслужащим и членам их семей подарков любой стоимости. Соответствующая поправка уже внесена в Гражданский кодекс в рамках общей концепции противодействия коррупции.
Вступила в силу и такая поправка: сотрудники квазигосударственного сектора, ответственные за госзакупки, теперь также относятся к субъектам коррупционных правонарушений. При этом укрепляет позиции принцип комплаенс-контроля в организациях за соблюдением корпоративных стандартов добропорядочности, в том числе в производственном секторе. Это серьезный инструмент в борьбе с коррупцией, своего рода внутренняя служба безопасности. Вступил в силу также запрет на работу госслужащих в одном учреждении с близкими родственниками.
По линии уголовной ответственности усилено наказание сотрудников госорганов за провокацию к преступлению, то есть совершение в отношении человека подстрекательских, провокационных действий, подтолкнувших его к противоправному деянию. К таким чиновникам теперь будут применяться суровые меры наказания - от трех до пяти лет лишения свободы, а за отдельные квалифицирующие признаки - от пяти до 12 лет.
В ближайшей перспективе – принятие и вступление в силу поправок о запрете для госслужащих открытия счетов за рубежом, отмена условно-досрочного освобождения по тяжким коррупционным преступлениям, усиление наказания за коррупцию для правоохранителей и судей, криминализация обещания взятки и принятия такого обещания, которое Агентство по противодействию коррупции предлагает считать уголовным преступлением.

- На Ваш взгляд, изменилось ли за годы независимости понятие «взятка»?

- Состав уголовного преступления, лежащий в основе понятия «взятка», остался, по сути, таким же. Но на протяжении почти трех десятилетий менялись субъекты данного преступления. Сначала это были государственные служащие, должностные лица, уполномоченные осуществлять организационные распоряжения в административной и хозяйственной сфере. С появлением квазигосударственного сектора в субъекты взяточничества включили руководителей квазигосударственных организаций с государственным участием не менее 50-ти процентов. А сегодня, как уже говорилось выше, внесены изменения, согласно которым субъектами коррупционных деяний могут стать также руководители структурных подразделений, ответственные за государственные закупки, независимо от доли участия государства.
Кроме того, за годы независимости постепенно изменилось и продолжает меняться отношение к взяточничеству со стороны общества, появляется нетерпимость к этому явлению. Во многом это происходит благодаря открытости работы нашего Агентства и общему государственному курсу на превенцию, внедрение принципов добропорядочности, честности.
Особенно нетерпимо поведение некоторых алчных чиновников, которые, имея высокую зарплату, занимаются хищением бюджетных средств. Это настоящее предательство своего народа. Допустим, строится здание, и чиновник берет взятку в виде «отката». А руководитель строительной компании, чтобы эту трату компенсировать, экономит на материалах: где-то не доложит цемент, плохо укрепит фундамент и так далее. Через несколько лет здание неизбежно обрушится, при этом могут погибнуть люди.
В целом я сторонник ротации руководящих кадров через определенные промежутки времени. Это актуально, например, для нашей системы среднего образования.

- Каковы итоги работы департамента к декабрю?

- За 11 месяцев выявлено 127 преступлений, из них 89 - коррупционных. 102 дела направлено в суд. В пользу государства возмещен ущерб в сумме один миллиард 934 миллиона тенге. Осуждено 48 лиц, в том числе по делам прошлых лет. 54 лица признаны подозреваемыми и привлечены к уголовной ответственности.

- Асхат Жумагалиевич, что бы Вы пожелали нашим читателям накануне Дня независимости?

- Я хочу поздравить всех соотечественников с этим, на мой взгляд, самым значимым праздником для каждого казахстанца - днем, когда наша страна стала самостоятельной. С тех пор на протяжении вот уже 29-ти лет Казахстан благодаря продуманным решениям руководства страны идет по четкому путь развития, успешно решая возникающие проблемы и достойно отвечая на глобальные вызовы. Пусть наша независимость только крепнет, и единство нашего многонационального народа всегда остается в силе.
Желаю всем здоровья, благополучия, достатка! А еще – быть активными, проявлять свою гражданскую позицию и при столкновении с любыми фактами коррупции звонить по номеру 1424. Только совместными усилиями всего общества мы сможем достичь победы в борьбе с коррупцией!