Потенциал есть, а заказов НЕТ Избранное

Среда, 27 Июль 2022 05:55 Автор  Опубликовано в Экономика Прочитано 821 раз

Почему казахстанские министерства не спешат делать заказы у местных текстильщиков

При гарантированных государственных заказах текстильщики производственной группы компаний «Азала» могут спокойно производить до 16 миллионов погонных метров ткани в год! Это единственная организация в стране, которая, помимо выращивания хлопка-сырца и производства продукции из него, еще обеспечивает сельчан юга Казахстана работой. В этой группе компаний трудятся свыше трех тысяч человек, а выращивать и собирать урожай хлопка на полях «Азала» помогают еще около 30 тысяч крестьян, представляющих хлопкосеющие хозяйства Туркестанской области.
«Азала Текстиль» по праву является флагманом текстильного производства в республике и фактическим монополистом по выращиванию хлопка-сырца. Благодаря успехам компании на хлопковой ниве, Казахстан давно не зависит от импорта белого золота и может производить ткань из своего сырья в любых объемах. Фабрики, относящиеся к этой группе, в год перерабатывают свыше 12 тысяч тонн хлопкового волокна.
Однако при таких прекрасных возможностях эти текстильные фабрики на протяжении нескольких последних лет не могут получить гарантированные государственные заказы от наших министерств. Почему? Откровенная недооценка местного производителя? Постараемся разобраться в сути проблемы.

053bf654-6188-46b8-8271-fe80c585b760

Байзак АСЫЛБЕКОВ

Если опытный инженер-технолог взглянет хотя бы на одну новейшую автоматизированную линию по пошиву постельных комплектов комбината «Азала-Текстиль», то будет несказанно удивлен тому, что предприятие, оснащенное новейшей техникой, работает наполовину. Сам комбинат, который по старинке еще называют фабрикой, начал работать в 2004 году. Здесь выпускают более 100 наименований изделий из хлопка.
Наши товары уже знают в Европе, и пока их в небольших объемах завозят в Италию, Испанию, Белоруссию и Россию. При больших заказах, говорят на комбинате, за смену одних только простыней можно сшить несколько тысяч метров. А продукция из махровой ткани, произведенная на этих станках, получается просто редкостного качества и изумительной красоты! Так, по крайней мере, отзываются о продукции комбината иностранные технологи.
«Чтобы обучить наших швей работе на новейшем немецком оборудовании, в Шымкент специально приезжали инженеры из Германии. Этой осенью на комбинате начнут выпускать смесовые ткани различных плотностей и составов, а это синтетика, полиэстер, полиэфир, так называемая свинцовая пряжа и еще целый ряд других новинок», - говорит директор группы компаний «Азала» Берик КАДЫРАЛИЕВ.
На новом импортном оборудовании, купленном у иностранных брендовых производителей, задается специальная компьютерная программа, а аппарат самостоятельно отмеряет размеры ткани, автоматически пришивает этикетку и проделывает несколько операций.
Комбинат ежегодно укрепляет и развивает свои мощности. Например, недавно за границей под будущие заказы закупили полиуретановое покрытие и термозольное оборудование. И непонятно то, удивляются здесь, что казахстанские министерства не спешат делать заказы у них. В итоге получилось так, что текстильное предприятие мегаполиса из-за равнодушного отношения к отечественным производителям зачастую вынуждено простаивать, неся существенные убытки. Раньше заказчики в лице отдельных министерств и ведомств в технических требованиях просили комбинат указывать на то, чтобы на произведенной здесь ткани стоял логотип «Произведено в Казахстане». А начиная с 2019 года они все как один попросили о логотипе «Made in Kazakhstan» больше не упоминать. Теперь, ссылаясь на то, что якобы южноказахстанская ткань дорогая, ее некоторые министерства практически перестали покупать. Сегодня государственные предприятия и учреждения заказывают ткани за границей, а пошив изделий из нее производят в Шымкенте. И получается так, что бренд «Сделано в Казахстане» теперь лепят на импортную ткань. Зачем? Вопрос остается открытым.
Фабриканты говорят: если брать на заказ маленькие объемы, то, само собой, заметно теряется рентабельность и повышается стоимость на производимую продукцию, а при больших заказах, естественно, цена на продукцию станет ниже и доступна для всех покупателей страны и дальнего зарубежья. Что здесь непонятного? Государственные организации продолжают упрекать «Азала Текстиль» в высоких ценах. При этом ткань почему-то покупают в России, а пошив заказывают в Шымкенте. У северных соседей из-за известных событий и небывалого роста курса рубля ткань по цене стала дороже нашей в два раза! Где логика у казахстанских заказчиков? А может это просто лоббирование интересов соседей? Но даже зная все это, министерства до сих пор считают, что наша ткань дорогая, и предпочитают покупать ее на стороне по бросовым ценам. Все это мешает нормально работать, негодуют производители. Возникает резонный вопрос, а как же тогда разговоры про импортозамещение, поддержку казахстанского производителя и прочие лозунги с высоких трибун? Мягко говоря, полный сумбур в приоритетах и предпочтениях.
«Да, заказы от казахстанских министерств приходят, но, увы, в небольших объемах. Во многих странах СНГ государство всячески поддерживает свою легкую промышленность. А мы свои проблемы вынуждены решать самостоятельно», - сетует коммерческий директор «Азала Текстиль» Берик КЕНЖЕБАЕВ.
Более того, игнорирование казахстанского производителя допускают и многие мелкие швейные предприятия, завозя в страну контрабандную дешевую ткань из приграничных государств. Как видно, ни таможня, ни пограничники этим контрабандистам не преграда.
Парадокс в том, что на складах комбината своей, шымкентской ткани предостаточно. Она и по качеству, и по цене выгодно отличается от зарубежных образцов. Почему же тогда в стране не помогают своим, понять невозможно...
Была когда-то в Казахстане программа по поддержке легкой промышленности, которую благополучно прикрыли. А зря. И как итог - легкую промышленность никто из государственных структур не поддерживает. Как объяснить чиновникам в столице, что южная ткань по многим параметрам превосходит некоторые зарубежные аналоги и ежегодно проходит проверку на качество в независимых лабораториях. Для этого у предприятия на руках имеются соответствующие заключения экспертизы. И кому выгодно утверждать то, что наша ткань якобы стоит дорого? Что это, происки конкурентов? Ведь на самом деле «Азала Групп» не собирается отнимать у мелких цехов их хлеб. Вопрос здесь совсем в другом. Если шымкентскую ткань международные эксперты оценивают высоко и стоит она недорого, разве это не достаточный аргумент для всех заинтересованных сторон, представляющих государственные структуры?
Фабрики «Азала групп» могут также обеспечить своей продукцией весь гостиничный и туристический бизнес страны и гарантированно производить один миллион двести тысяч (!) погонных метров ткани в год.
А пока текстильное производство города вынужденно сократило около 200 человек и урезало заработную плату рабочим. При больших объемах и заказах тут спокойно могут работать от 750 до 800 рабочих. Оборудование, купленное в 2016 году за немалые деньги, сегодня задействовано лишь на 30%. А ведь при государственных заказах шымкентский комбинат мог бы обеспечить хлопковой пряжей весь Казахстан, да и еще и на экспорт прилично останется.
Ну, а если говорить о развитии текстильной промышленности и бизнеса в целом, то, по мнению экспертов, мы уже давно не соперники тому же соседнему Узбекистану. Дело в том, что братское государство ежегодно вкладывает деньги в развитие своей легкой промышленности. В Казахстане такого нет. Самое главное, у соседей дешевая электроэнергия и, что немаловажно, государственная гарантия на реализацию выпускаемой продукции.
По словам экономистов и аналитиков, в Шымкенте любое открытие крупных производств упирается в отсутствие должной инфраструктуры, хотя акимат города делает все возможное для развития местного бизнеса. Просто все дело в том, что в мегаполисе нет в наличии свободных объемов электричества и газа. Если, например, кто-нибудь и захочет открыть у нас сегодня свое, пусть даже и небольшое промышленное производство, то все равно наверняка не получит технического условия на газ, так как голубого топлива в свободных объемах по определению попросту нет. Поэтому, в конечном итоге, товары из Узбекистана примерно на 30-40% дешевле, чем казахстанские. Ясно и то, что такие известные фирмы, как «Найк», «Адидас», «Икеа» и другие знаменитые бренды, предпочли открыть свои производства именно в соседней стране. Там дешевые коммунальные тарифы, маленькие кредитные ставки по займу и полная гарантия реализации на произведенную продукцию.
Наши местные коммерсанты совместно с одной известной турецкой компанией планировали наладить пошив джинсов в Шымкенте, а когда сделали расчеты, выяснилось, что изготовление одной пары джинсов у нас иностранцам обойдется в $7, а в Узбекистане - в $5! Опять же все дело в дешевизне коммунальных услуг в соседней стране и прочих преференций со стороны государства. Конечно же, бизнесмены из Турции предпочли открывать производство в солнечном Ташкенте. И потому, наверное, иностранные инвестиции, которым мы радовались еще несколько лет назад, потихоньку перетекают к соседям. Обидно? Не то слово. И это в то время, когда имеют место кризис и безработица.
Та же группа компаний «Азала» в специальной экономической зоне «Онтустик» ежегодно создает 500 рабочих мест в Шымкенте и Туркестанской области. Однако им самим государство помочь не торопится.
Ясно одно: без гарантированных заказов от государства текстильному бизнесу трудно будет набирать обороты и создавать новые рабочие места, о которых так часто говорят на совещаниях и в СМИ. И еще: пора уже создать необходимые условия и инфраструктуру промышленным группам и бизнесу для успешной работы. А это в первую очередь вода, электричество и газ. При совокупности всех этих элементов казахстанский бизнес будет развиваться более успешно. Во всей Европе у промышленных предприятий тарифы меньше, чем у населения. А у нас до сих пор думают по старинке. Если, мол, бизнесмен, то деньги на коммуналку найдет всегда. При таком раскладе мы так и будем дальше увеличивать себестоимость продукции отечественных товаропроизводителей, которые без должной поддержки государства становятся не конкурентноспособными на внешнем рынке, впрочем и на своем тоже.

Другие материалы в этой категории: « 16 заводов - 1000 мест