Ищу тебя Избранное

Пятница, 01 Июль 2022 05:54 Автор  Опубликовано в Общество Прочитано 1238 раз

Поиск пропавших людей - это всегда выход из зоны безразличия

Есть в Шымкенте удивительные люди - волонтеры-поисковики. Абсолютно бескорыстно они ищут пропавших людей. Благодаря им сохраняется вера в человечество и надежда на то, что мир состоит не из одних равнодушных обывателей, которых волнуют только проблемы своего ближнего круга.

Ищу

Соцсети – это сила
«В мае 2016 года в столице нашей страны пропала маленькая девочка Эллина. Поиски ее продолжались больше недели. К сожалению, девочка была найдена погибшей.
В том же году инициативной группой людей было создано волонтерское движение для поиска пропавших - Lider.kz.
Ищу 1Вначале там было лишь считанное число активистов из нескольких городов Казахстана. Позже к этому некоммерческому общественному объединению добавились активные участники из 25-ти городов, - рассказывает координатор волонтерского движения Lider.kz по поиску пропавших людей в Шымкенте Людмила ГЕРАСИМОВА. - Сегодня в движение входит более 50 городов, в том числе Нур-Султан, Алматы и Шымкент. В каждом городе есть свой координатор. Численность волонтеров в организации - более 5000 человек по всему Казахстану».
Движение не состоит на балансе государства, не имеет какой-либо финансовой поддержки. Все выполняется за счет волонтеров.
В случае, когда они находят пропавшего человека, координатор связывается с его родными.
Волонтеры занимаются поисками не только без вести пропавших, но и людей, утерявших родственные связи.
«Я являюсь координатором по Шымкенту с 2019 года, заменив прежнего, уехавшего в другую страну, - продолжает Людмила Анатольевна. - В поиске человека я впервые приняла участие в 2018 году. На территории одного из шымкентских ресторанов пропал трехлетний мальчик. Его родители находились в зале заведения, в то время как малыш незаметно вышел во двор и исчез. Мы с друзьями решили помочь в его поисках, прочесывали район, где он пропал, ходили по заброшенным территориям, звали ребенка по имени. Стояла ночь, поисковиков было мало. Мальчика нашли лишь на следующий день. Увы, он погиб: утонул, упав в канал, который протекал по двору ресторана и вел к реке, куда тело ребенка и протащило течением. Для всех это было шоком.
Видимо, этот трагический случай и послужил толчком, который побудил меня стать волонтером. Хотелось сделать все, чтобы находить пропавших людей живыми и здоровыми.
Взяв на себя обязанности координатора, я и не подозревала, какая эта ответственность, как много всего надо знать. Но постепенно появились нужные контакты с госструктурами - органами полиции, больницами, школами, а также кризисными центрами, СМИ и так далее.
С сотрудникам полиции мы работаем напрямую, узнаем, есть ли в полиции заявление от родных пропавшего. Без этого поиск не проводится. Исключение – когда пропадают дети и старики. В таких случаях мы выезжаем сразу. А когда речь идет о взрослых осознанных людях, то обязательным условием поиска является заявление родственников в полицию. Потому что были случаи, когда через нас искали должников, алиментщиков. Но это не наш профиль, мы не можем этим заниматься, так же как уголовным розыском.
Львиная доля нашей деятельности - информационная. Это, прежде всего, рассылки в соцсетях, чтобы люди узнали пропавшего по ориентировке, и, если где-то встречали его, сообщили нам об этом через соцсети или позвонили. У нас есть аккаунты в Instagram, «Одноклассниках», WhatsApp.
Помимо поиска, есть еще одна линия нашей деятельности. Дело в том, что многие подписчики и читатели наших страниц просят о помощи. Чисто по-человечески им трудно отказать. И мы делаем, что можем. Например, публикуем посты о тех, кто нуждается в материальной помощи, рассчитывая, что кто-то из подписчиков сможет помочь им продуктами, вещами, деньгами.
Вообще, соцсети и СМИ - великая вещь, ведь только благодаря публикациям удалось найти в Шымкенте и идентифицировать личность россиянина, о пропаже которого били тревогу его родственники. К сожалению, это тоже случай с трагическим исходом. Мужчина страдал хронической болезнью и приехал в наш город ради смены климата. Но по неизвестной причине покончил с собой».

А под диваном искали?
Однако в практике поисковиков есть не только драматические примеры, но и курьезные.
«Из недавних случаев: парень-вахтовик приехал из столицы на работу в Шымкент и неожиданно перестал выходить на связь с родными. Через несколько дней те стали волноваться. Возникла версия, что молодого человека кто-то где-то удерживает. Родные без конца звонили нам с просьбой помочь спасти парня, плакали, скидывали возможные локации, где его искать. Конечно же, мы не могли сидеть сложа руки. Объездили все закоулки, искали его с утра до ночи. В Шымкент прилетели родные молодого человека. И вдруг они звонят нам с новостью: парень нашелся! Оказывается, они приехали в район, где он снимал жилье, зашли в магазин, и тут в это же заведение неожиданно вошел… сам пропавший! А ведь многие уже мысленно похоронили парня и искали его труп. Оказывается, все эти дни он не был в своей квартире, а отдыхал с друзьями, - вспоминает спикер. - Еще один случай. В начале весны пропал мальчик 9-ти лет. Был объявлен сбор, на поиски выдвинулись не только волонтеры, но и просто неравнодушные жители. Было известно, что накануне школьник поссорился с отцом, потому и сбежал. Версии, где его искать, были самые разные. Предполагали, что он мог уехать на дачный массив «Кайнар-булак». На самом деле, уйдя вечером из дома, мальчик провел ночь в чужом подъезде, так как боялся возвращаться домой. Утром, в самый разгар поисков, он незаметно прошмыгнул в свою квартиру и спрятался под диваном, где заснул крепким сном.
С тех пор, когда пропадают дети, мы на полном серьезе спрашиваем у родителей: «А под диваном искали?».
Очень часто родственники пропавших умалчивают о причинах, побудивших тех уйти из дома и о том, нет ли у них какой-либо зависимости. А потом оказывается, что пропавший - любитель выпить и просто ушел «в аут», в то время как его ищет полгорода. Такой случай был в «Кайнар-булаке». Ориентировками о пропавшем мужчине обклеили весь дачный массив, но в итоге оказалось, что он просто отключил телефон и весело проводил время с друзьями. Только через неделю мужчина пришел в себя. Потом он ходил по массиву и отклеивал ориентировки со своим изображением».

Алгоритмы поиска
«Когда пропадают дети и старики, мы выходим на поиски почти сразу, - продолжает спикер. - Идем по адресу его проживания, опрашиваем соседей, выясняем, откуда человек вышел и куда пошел. В этом очень помогают камеры наблюдения у магазинов. К счастью, большая часть заведений ими снабжена, и чаще всего владельцы торговых точек разрешают нам смотреть записи. Благодаря видео можно узнать точное время, когда в этом месте был пропавший, и направление, в котором он ушел. Помогают и камеры «Сергек», но, к сожалению, нам не всегда дают доступ к записанному на них видео. Припомню лишь один такой случай: пропал мальчик-инвалид, и мы с его отцом три часа просматривали в Каратауском РОВД записи с камер «Сергек». Обзор с этих устройств очень хороший, ведь они установлены на дорогах главных улиц. Это помогло понять, в каком направлении ушел мальчик. Он успел выехать за город, откуда его благополучно вернули домой. Мальчик был с особенностями психического развития, а потому не понимал, куда и зачем идет. Кстати, среди уходящих из дома и не вернувшихся много людей с психическими заболеваниями (особенно весной и осенью, в период обострений), и пожилых людей с болезнью Альцгеймера.
Как только поступает информация о пропавшем, мы посылаем родственникам анкету, которую надо заполнить. Там около 20 вопросов: имя, фамилия, год рождения, цвет волос и глаз, описание одежды, отличительных особенностей, данные, откуда и во сколько человек ушел. Нам важно знать все вплоть до мелочей.
Иногда люди пишут в соцсетях, что видели разыскиваемого в такое-то время, в том или ином месте или автобусе. Тогда мы выдвигаемся в ту сторону, опрашиваем кондукторов, водителей.
У нас есть несколько чатов. В основной входит группа волонтеров, куда я закидываю ориентировки, чтоб участники чата их активно репостили. В другом чате участвуют непосредственно поисковики. В поисковой группе - 20 волонтеров. Конечно, этого мало для города-миллионника. Поэтому приглашаем присоединиться к нам и других добровольцев от 18 лет и старше.
Среди волонтеров существует разделение обязанностей. Есть те, кто в основном занимается оклейкой листовок-ориентировок. Другие выезжают непосредственно на поиск. Также есть человек, который проводит обзвон больниц, моргов, других организаций. Стараемся действовать молниеносно.

Кто, если не мы?
Людмила Анатольевна признается, что совмещать основную работу и поиск людей непросто.
«У меня часто спрашивают: «Как ты все успеваешь?». И я честно отвечаю: «Не знаю!», - делится она.
Отметим, что работают добровольцы бесплатно, более того, сами несут все накладные расходы. А они немалые, если учесть, что порой после поступившего тревожного звонка надо срочно выезжать ночью на такси в отдаленную местность. У некоторых волонтеров есть машины, но они не всегда свободны.
«Мы собрали свою команду, сейчас у нас есть надежный костяк. Что бы ни случилось, эти люди всегда откликнутся, - говорит Людмила Анатольевна. - 90% волонтеров - женщины от 20 до 45 лет, мужчин в нашей группе мало. Но зато наши женщины - со стальным характером.
Что их побудило стать волонтерами? Возможно, какая-то жизненная ситуация, в которой им помогли. Многие из этих людей прошли через какую-то боль и теперь хотят помочь другим.
Волонтеры - люди самых разных профессий и социальных слоев. Например, я - дизайнер рекламы, художник по образованию.
Да, бывают минуты, когда я четко осознаю, что из-за нехватки времени уделяю мало внимания семье, детям. Ведь иногда в день поступает сразу несколько заявок о пропавших людях. В минуты слабости хочется все бросить. Но потом думаешь: «Кто, если не мы?».

«Бегунки» и беглянки
По словам координатора, за 2021 год к ним поступило больше 200 обращений от жителей Шымкента, а в этом году - уже больше ста. Почти во всех случаях людей находят, живыми или мертвыми. Но есть и пропавшие еще в прошлом году и до сих пор не найденные. Например, 35-тений Сергей О., который больше года назад вышел из дома и не вернулся. Его видели на дачах, в районе Чапаевки, но пока не нашли. Мать мужчины умерла через полгода после его исчезновения – возможно, от переживаний.
Когда пропадают девушки, многие думают, что их украли с матримониальными намерениями. Но на самом деле они часто просто хотят свободы от родительского контроля или уходят после ссоры с родными. Например, недавно сбежала из дома 16-летняя шымкентка, написав записку, что устала от всего, хочет пожить одна, будет работать. «Не ищите меня», - приписала она в конце.
Тем не менее беглянку отыскали по видеокамерам в городе Алматы.
«В одной из наших групп в соцсетях есть координаторы их всех городов. В эту группу мы в первую очередь скидываем ориентировки. В дальнейшем они публикуют их на своих страницах в Instagram, ищут пропавших людей по камерам видеонаблюдения и, если находят, сразу же сообщают», - поясняет Людмила Герасимова.
За годы существования волонтерское поисковое движение укрепило свой авторитет в обществе. Иногда к координаторам обращаются как к экспертам сотрудники уголовного розыска, просят у них анкету, статистику. А полиция передает им данные о пропавших для размещения в соцсетях, потому что очень часто люди находятся именно благодаря публикациям.
«К нам обращаются или из полиции, или напрямую родственники пропавших. Помимо полиции, мы сотрудничаем с центрами для адаптации несовершеннолетних, для адаптации граждан без определенного места жительства, с кризисным центром «Комек». Был случай, когда мальчик, попав в ЦАН, дал о себе чужие данные, в то время как полиция искала подростка под его собственным именем. И только благодаря огласке удалось по фото идентифицировать его личность. Оказалось, что мальчик не в первый раз сбегал из дома, таких называют «бегунками». Его мать одна воспитывала шестерых детей и, возможно, ребенку просто не хватало внимания. В то же время есть дети, у которых наблюдается явная тяга к бродяжничеству, как, например, у одного мальчика с инвалидностью по зрению, который умудрялся без денег путешествовать из Тараза в столицу через Шымкент. Но в основном сбегают дети из неблагополучных семей, когда родители их бьют, обижают либо у ребенка с ними просто нет контакта.
Неудивительно, что самое большое количество пропавших приходится на подростков, это почти половина из общего числа. За ними, в порядке убывания, следуют люди с психическими заболеваниями, маленькие дети, женщины и девушки, пожилые люди.
Отмечу, что женщин мы часто находим в кризисном центре, куда они сами приходят, сбежав от домашних тиранов», - продолжает спикер.
А на вопрос, в чем испытывают нехватку волонтеры, моя собеседница отвечает: «В транспорте! У нас всегда с ним проблемы, когда надо срочно выехать по обращению. Не хватает мужчин. Ведь поиск иногда проводится ночью, женщинам-поисковикам страшно выходить на улицу без сопровождения. И, конечно, волонтеры с благодарностью приняли бы финансовую помощь – на такси, электрические фонарики, да и форму для активистов сшить нужно, а то у нас из опознавательных знаков пока есть лишь бейджи.
Хотим также зарегистрировать наше движение в органах юстиции, для эффективного взаимодействия с властями. На все это нужны средства.
Хотелось бы обратиться к родителям, чтобы они больше внимания уделяли своим детям, общались, разговаривали с ними, спрашивали об их проблемах, интересовались делами. Тогда подростки не будут замыкаться в себе, искать поддержки у других людей, и будет меньше обращений об их поиске».

Instagram: _volontery_shymkent_LIDER.KZ
Телефон: 8-777-679-18-24

Другие материалы в этой категории: « До 16 и старше Договор ОБЕЗОПАСИТ »