Наш РЕЗИДЕНТ

Пятница, 10 Сентябрь 2021 10:26 Автор  Опубликовано в Культура Прочитано 3763 раз

kerekШымкентский поэт Аман РАХМЕТОВ отобран в участники первой в Казахстане писательской резиденции

С 12 по 18 сентября пройдет Первая Писательская резиденция Алматы - Almaty Writing Residency (AWR). Это международный проект Открытой Литературной Школы Алматы (ОЛША) и американской программы IWP International Writing Program, которая ежегодно собирает признанных и начинающих поэтов, писателей, драматургов со всего мира. В AWR-2021 будут участвовать шесть казахстанских авторов, которые будут не только творить, но и дискутировать о различных аспектах казахстанской идентичности.

 

Первая казахстанская

Именно так - «Казахстанская идентичность» - обозначена тема первой резиденции. Ее участники – победители отборочного конкурса, приглашенные эксперты и вольнослушатели, журналисты - будут обсуждать вопросы идентичности, международный опыт, опыт работы на казахском и русском языках в Казахстане. Налаживание связей и обмен опытом между казахоязычными и русскоязычными казахстанскими авторами -– одна из основных целей резиденции в этом году.

Также ожидается, что резиденция поможет литераторам в дальнейшем творчестве и его продвижении в Казахстане и мире. Для максимального погружения в творческую среду участники резиденции будут жить на территории единого пространства. Творческие встречи и публичные мероприятия пройдут с 13 по 17 сентября. И в течение этих шести дней резиденты будут работать над текстами, обсуждать литературные тренды.

Работа пройдет на трех языках - казахском, русском и английском. Вести семинары будут директор Международной писательской программы Университета Айовы, поэт и журналист Кристофер Меррилл и Нина Мюррей, обладатель ученой степени в области лингвистики и творческого письма.

Шесть резидентов - Нурайна Сатпаева (проза, Алматы), Алишер Рахат (проза, Алматы), Шапагат Сердаликызы (проза, Нур-Султан), Акжан Аманжол (поэзия, Алматы), Ирина Гумыркина (поэзия, Алматы) и Аман Рахметов (поэзия, Шымкент) - были выбраны в результате оброчного конкурса. Прием работ на него шел с 27 апреля по 1 июля 2021 года, поступили 74 заявки. Имена победителей были объявлены в конце августа.

В составе жюри были известные авторы, лингвисты и писатели Орал Арукенова, Алина Гатина, Ардак Нургазы и Евгений Абдуллаев.

По словам члена жюри Алины ГАТИНОЙ, выбирать среди участников было очень непросто, потому что число качественных работ намного превышало число мест финалистов.

«Могу сказать, что было только два текста, которые я выбрала сразу, - отметила она. - Остальные перечитывала несколько раз, чтобы сделать «объективный» (конечно, беру это слово в кавычки) выбор. Уровень представленных работ в целом можно охарактеризовать как «выше среднего».

Комментариев по поводу выбора того или иного конкретного участника, в частности, Амана Рахметова организаторы пока не дают. Однако, как подчеркнули в ОЛША, член жюри Евгений Абдуллаев, оценивавший работы русскоязычных поэтов-конкурсантов, отбирал лучших вслепую, не зная имен авторов и имея на руках только стихотворные подборки.

 

Насколько уверен, настолько самокритичен

Межу тем, сам Аман Рахметов считает, что его отметили прежде всего как автора эссеистических текстов. На одном из этапов отбора кандидатам нужно было написать два эссе. Одно из них Аман посвятил теме «Что я могу сказать миру как казахстанский автор?».

Тема резиденции очень интересна и внутренне близка ему, она - сквозная в творчестве Рахметова. И это стало первой и главной причиной его желания участвовать в программе.

«Во-вторых, это общение, какая-то литературная среда, которая практически отсутствует у нас, - добавил собеседник. - В-третьих, это новые знакомства, новые возможности. Так, уже известно, что эссе переведут на английский и казахский языки. Может произойти так, что мои стихи понравятся и их тоже переведут. Я очень этого хочу».

Победа в конкурсе не стала для Амана неожиданностью.

«Прозвучит самоуверенно, но я был уверен в победе, - говорит парень. - Я всегда во всем уверен. Если бы не был уверен, то не подавал бы заявку».

От участия в литературной резиденции он, безусловно, ждет и повышения профессионального уровня. К слову, ранее Аман окончил первый курс поэзии в ОЛША и считает этот опыт очень важным и полезным. В частности, это позволило пересмотреть, переоценить и еще более критически отнестись к своим творениям.

«Я очень самокритичный, - отмечает поэт. - Насколько я уверен в себе, настолько же и самокритичен. Так, есть старые ранние стихи, которые я безумно люблю. Но если я теперь вижу, что они плохие, я никуда их не пошлю и ни за что нигде не опубликую. Или такой пример: в мою первую книгу книги «Почти» вошли только 30 из 200 планируемых».

В целом, поэтическое творчество требует огромной работы, говорит собеседник. При том, что он верит в Бога и вдохновение, считает процесс создания стихов не даром свыше, а - трудом.

«Долго тружусь над тем, чтобы что-то получилось, - признается он. - Только одно стихотворение прорабатываешь почти пару месяцев, а эссе - едва ли не год. Я собираю все отрывками и урывками. Хорошее и настоящее нужно очень долго вынашивать в себе. Даже если стихи напишутся за раз, это не значит, что я пишу быстро. Это значит, что я до этого долго вынашивал какие-то идеи, наблюдал, смотрел, чувствовал. Потом все это складывается во что-то единое».

В последнее время, как добавил Аман, стали чаще рождаться стихи, когда он не высыпается, пребывая в некоем туманном пограничном состоянии, между сознательным и бессознательным, когда нет четкости мыслей и восприятия происходящего в мире.

 

Между службой и литературой

А не высыпается наш герой часто, что связано с его работой. Работает он в шымкентской военной авиабазе специалистом по авиационному вооружению. На вопрос, как это сочетается с поэзией, отвечает: «Абсолютно никак. Это даже не две противоположности, когда можно от чего-то отталкиваться».

Парадокс в том, что именно «военная» биография взрастила в нем литератора.

«Раньше всего возникла музыка, - рассказывает парень. - В детстве я очень ее любил. Ходил учиться играть на пианино. Видел в будущем себя музыкантом, артистом. Потом, в одиннадцать лет, поступил в военный интернат - республиканскую военную школу-интернат «Жас Улан» в столице. Проучился там семь лет. Именно там я полюбил книги, стал читателем. Сейчас могу уверенно утверждать, что я хороший читатель. То же самое про себя поэта и писателя так не могу сказать».

Стихи начал писать курсантом, когда в 18 лет поступил в воронежскую Военно-воздушную академию имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина. Пять лет учебы были насыщены стихотворчеством.

«Я не просто писал стихи, а именно работал над ними, - вспоминает Аман. - Посещал там всевозможные семинары, совещания, встречи литераторов, благо культурная жизнь в Воронеже очень насыщенная. Мои стихи сначала абсолютно не воспринимали, в них была куча грамматических ошибок. Но в итоге в один момент, который я хорошо помню - это было в 2017 году, я написал стихотворение «Почти». С него, можно сказать, и начался отсчет моим настоящим стихам».

Впоследствии оно дало название и открыло первый сборник стихов Рахметова, вышедший в 2019 году. А тогда, в 2017-ом, парень, наконец, понял и убедился, что теперь будет писать стихи, что он «почти поэт».

Когда сможет называться поэтом без несколько уничижительного «почти», пока не знает.

«Может, никогда, - лукаво отвечает он. - Сам себя я не считаю поэтом. Пока я любитель, почти поэт. Даже если мои стихи печатаются и известны в определенных кругах, этого все-таки мало».

И амбициозно добавляет: «Вот когда я возьму пару премий, к примеру «Поэт» (российская литературная премия. - Ред.), а потом Нобелевскую, вот тогда, возможно, и назовусь поэтом. А, может, я получу ее как прозаик или эссеист».

Шутки шутками, а Аман Рахметов уже достаточно известен и имеет немало публикаций в авторитетных изданиях. В 2016 году его стихотворение «Земля вращается, и люди...» вошло в сборник «50 лучших литературных работ Казахстана по версии «Ансар». Публиковался в казахстанских, российских и зарубежных литературных журналах «Подъем», «Простор», «Нева», «Дружба народов», «Новый берег», «Гостиная», в онлайн-журналах «Молоко», «Камертон», «Перископ», «Формаслов», «Дактиль». Скоро будет публикация в «Крещатике». Пишет и уже планирует издать прозаику.

 

Не своими стихами едиными

Главным содержанием своего творчества Рахметов называет веру и любовь к человеку, человечеству, включающую в себя и жизнь, и смерть. Любимые поэты из русской классики - Лермонтов, Пастернак, Мандельштам, Ахматова. Самый любимый его поэт - Борис Поплавский. Из современных казахстанских авторов ему очень нравятся стихи Юрия Серебрянского, Ирины Гумыркиной, Айгерим Тажи, проза Алины Гатиной. И может добавить еще десятки имен.

«Плохо, но любил Бродского, - делится собеседник. - Плохо потому, что он в последние годы стал мейнстримным, чрезмерно популярным. А я не хочу быть в моде. Хочу любить что-то необыкновенное, не то, что все».

Интересы А. Рахметова не ограничиваются сугубо собственным творчеством. Он стал одним из основателей сообщества независимых шымкентских поэтов «Южные Тетради», активно участвует в работе Книжного клуба Шымкента, различных арт-мероприятиях. И хотел бы и дальше «поэтизировать» город. Например, устраивать поэтические вечера, приглашать выступать в Шымкент поэтов из Алматы и других казахстанских городов.

Собеседник отмечает, что в третьем мегаполисе страны пока много проблем для литераторов.

«Практически нет издателей, публикующих произведения молодых авторов, - констатирует он. - Напечататься можно, но за немалые деньги. А я за то, чтобы поэты, прозаики, драматурги публиковались не то что бесплатно, а получали за это оплату. Посмотрите, сколько конкурсов в России, сколько возможностей для литераторов. Увы, поэтому наши казахстанские авторы в основном публикуются именно в российских или русскоязычных зарубежных журналах».

Казахстанских журналов очень мало, а их, конечно, должно быть больше, убежден Аман.

«Увы, пока нет должной поддержки молодым авторам со стороны государства, - говорит он. - Нет меценатов, которые бы горели желанием помогать развитию отечественной литературы. Кроме того, у нас мало как читателей, так и самих поэтов».

Аман считает, что на самом деле, не авторы должны искать издателей, а наоборот, и у нас, как во всем мире, должны появиться литературные агенты. Он уверен, что со временем все это будет, запустятся элементы полноценного литературного процесса, в том числе на региональном уровне.

 

Об идентификации и переводах

По большому же счету, убежден собеседник, локация не является главным фактором его развития. Уроженец Уральска, три года проживший в Шымкенте, предстанет в резиденции в качестве шымкентского автора, хотя, по сути, таковым не является.

«На самом деле это не важно, - говорит Аман. - Я человек военный, оказался здесь по долгу службы, место направления не выбирал. Считаю ли я себя шымкентцем после трех лет жизни здесь, стал ли я им, правомерно ли мне представлять город, в котором пробуду, наверное, еще года два, не знаю… Я просто об этом не задумывался».

Пишущий на русском, он идентифицирует сам себя просто как казахстанский автор, без добавления привычного определения «русскоязычный».

«Думаю, сочетание казахстанский автор не нуждается в дополнительных характеристиках, - отмечает Рахметов. - Ведь читателя интересуют в первую очередь мои стихи, а не биография. Главное - сам продукт творчества».

А чтобы расширить аудиторию и масштабы распространения казахстанской литературы, нашим поэтам и писателям, пишущим на разных языках, нужно больше переводить друг друга, продолжает свою мысль собеседник. К такому содружеству и сотрудничеству надо стремиться.

Это позволит одинаково интенсивно и равноценно развиваться казахоязычной и русскоязычной литературам Казахстана, стать партнерами, а не существовать, словно в двух параллельных, не соприкасающихся, реальностях. Собственно, об этом и будут говорить на предстоящем мероприятии в Алматы.

Как подчеркнул Рахметов, лично он был бы очень рад быть переведенным на родной казахский язык. И считает свои стихи несложным материалом для переводов. На казахский язык легче переводить свободные, то есть нерифмованные стихи, поясняет он. Это связано со спецификой казахской поэзии. Регулярные же стихи вообще очень сложно переводить на другой язык.

«Раньше я писал чисто силлабо-тоникой, то есть регулярными стихами, - поделился Аман. - Последние года два все больше ухожу в свободные стихи, верлибр. Это ни с чем особо не связано, пришло само по себе, естественно. Это можно сравнить со звуком: верлибр нужно читать тихо, а регулярные как-то погромче. Так и люди иногда разговаривают очень тихо, а иногда очень громко. Главное для меня сейчас - высказаться. А какая форма будет, это не я решаю…».

 

Почти

река
под маленьким мостом
течёт почти
вдоль города в низину
и этот яблочный
почти как дом
меня влечёт
как Грузия грузина
и всем
необходимые очки
почти у всех
под ярким солнцепадом
я снова полюбил тебя
почти
и как обычно
я почти что рядом
почти в закат
устремлены глаза
и в ожидании
бессмертного рассвета
идут почти
неслышно поезда
в тебя влюблённого
почти поэта

но вот опять
я улетаю в ночь
и кроме звёзд
почти что всё валяется
а я уже
вернуться бы не прочь
так все почти
почти что не считаются

Алматы, осень 2017 г.