«Безвинно десять лучших лет украл ГУЛАГ…» Избранное

Пятница, 27 Май 2022 09:07 Автор  Опубликовано в Общество Прочитано 1022 раз

Живая историяЭто строки из стихотворения Балайым СЕИЛХАНОВОЙ, разделившей судьбу сотен тысяч советских граждан, пострадавших в годы сталинских политических репрессий. Ее муж был расстрелян, а сама она как жена «врага народа» провела десять лет в ИТЛ в Вологодской области. Не сломавшись в страшных условиях и не потеряв силу духа, по возвращении Балайым Сеилханова начала жить заново - вышла замуж, стала мамой, потом бабушкой и прабабушкой, реализовала себя в профессии, занималась общественной работой. Она ушла из жизни в 2005 году в 92-летнем возрасте.
В преддверии Дня памяти жертв политических репрессий «Панорама Шымкента» рассказывает историю этой нежной и сильной женщины, которой с нами поделилась ее дочь Жансулу СУЛТАНОВА.

Живая история 1

«Моя мама, Балайым Сеилханова, родилась январским днем 1914 году в селе Кызылколь Сузакского района Туркестанской области. Когда ей исполнилось два годика, умерла ее мать, а женившийся на другой женщине отец, уехал с новой супругой, оставив дочь на воспитание родителям. Балайым не пришлось ходить в школу. Маленькой девочке удалось пройти четыре года ликбеза, причем учеба проходила на латинице.
Смолоду Балайым принимала активное участие в общественной жизни своего края. В страшные времена голодомора она жила в Чулак-Кургане, где работал сосланный из России доктор. Будучи совсем юной девушкой, она помогала этому доктору собирать лежавшие на улицах трупы умерших от голода людей и отвозить их в отведенное для этого место.
Через несколько лет вместе с другими молодыми людьми Балайым поехала в Ачисай. Здесь набиралась молодежь для работы в шахте на руднике, ставшим позже знаменитым в Союзе комбинатом «Ачполиметалл»: из добытого в Ачисае свинца на шымкентском свинцовом заводе потом, во время войны, отливалась каждая восьмая пуля.
Трудившиеся здесь молодые люди после своей рабочей смены проводили большую общественную работу: они сажали деревья для будущего парка, организовывали концерты, участвовали в спектаклях. Это были постановки по произведениям казахских писателей - Беимбета Майлина, Сакена Сейфуллина, Ильяса Жансугурова и других их современников.
В эти годы Балайым знакомится с Султаном Жакеновым, и они становятся одной из счастливых молодых семей поселка Ачисай. За активную общественную работу в 1936 году Балайым направляют в Алматы на учебу в Комвуз. А Султан работает в это время начальником пожарной охраны рудника Ачисай.
Перейдя на второй курс и проведя летние каникулы дома с Султаном, в сентябре Балайым возвращается на учебу в Алматы и вскоре получает известие о том, что ее муж арестован и обвиняется в подготовке диверсии на руднике. Ее предупреждают, чтобы она не приезжала в Ачисай, потому что это опасно. Но молодая женщина, не раздумывая, отправляется домой, уверенная, что докажет невиновность мужа.
Вернувшись домой, Балаим не может попасть к себе, потому что их дом опечатан. Ей пришлось искать пристанище в доме младшей сестры мужа Жибек - единственного человека, осмелившегося впустить маму. Все остальные друзья и знакомые побоялись это сделать, потому что она теперь - жена «врага народа». Когда Балайым вернулась из Алматы, к ней, стоящей у опечатанной двери, подошла их корова и, положив на плечо голову, заплакала, потому что она была давно не доена: люди боялись ее доить, ведь теперь даже на ней была печать - «корова врага народа»…
Балайым не смогла встретиться со своим мужем Султаном, потому что его уже увезли в Шымкент. Она оставалась дома без возможности выхода, все ее избегали, даже заговорить с ней боялись. Когда в одну из ночей (ведь арестовывать работники органов приезжали всегда по ночам) НКВДешники приехали за ней и сказали: «Мы за тобой. Собирайся», мама ответила им: «Наконец-то!». Морально было очень трудно чувствовать себя «изгоем», потому что представляешь опасность для других людей, которые в страхе не смеют даже подойти к тебе.
Вместе с другими арестованными Балайым повезли в Шымкент. Всех загрузили в открытый грузовик, накрыли брезентом, а поверх брезента устроились их конвоиры. И вот начались ежедневные вызовы на допрос в сопровождении конвоира. Каждый день было одно и то же: «Подпиши документ о том, что твой муж готовил диверсию на руднике. Как только подпишешь бумагу, сразу освободим тебя». В ответ звучало неизменное: «Мой муж никакую диверсию не готовил».
Конвоир, ведя на допрос Балайым, очень осторожно говорил ей: «Ни за что не подписывай никаких бумаг! Как только подпишешь, расстреляют». На допросах мама надеялась узнать хоть что-то о судьбе мужа. Ей отвечали, что он находится под следствием. Но однажды ей передали записку, где знакомые сообщили, что Султан расстрелян как «враг народа».
А саму 23-летнюю Балайым как жену «врага народа» осудили на 10 лет и отправили по этапу в Вологодскую область на лесосплав на реке Шексна. 3500 километров пути до места отбывания срока она, как и ее подруги по несчастью, частично ехала поездом, но большей частью шла пешком. Когда женщины шли днем по степи, в воздухе звучал гул высоковольтных проводов ЛЭП, и Балайым слышался плач верблюдицы, которая звала своего верблюжонка. Когда шли по российской земле, ночью всех арестованных загоняли в церквушки, где они спали стоя, прижавшись друг к другу, потому что не было места, чтобы лечь.
Осужденных по пресловутой статье 58 УК СССР как «врагов народа» разместили вместе с преступниками-рецидивистами. Работы на лесоповале физически были очень трудные. Но, несмотря на это, Балайым, пока были силы, трудилась, выполняя две нормы. Рецидивистки, видя это, реагировали соответственно: «Ты что, ненормальная? Тебя ни за что, ни про что в тюрьму посадили, а ты две нормы выполняешь?!».
А у Балайым мысли были о другом. Вокруг исправительно-трудового лагеря ходило много голодных детей. Так вот, она второй паек незаметно отдавала детям, когда они проходили поблизости. Но вскоре из-за недоедания и изнурительного труда молодой организм не выдержал. От истощения Балайым не могла ходить на работу, оставаясь в лазарете.
В то время уже шла война. Медикаментов не было. Все лечение составляли хвойные ванны и горячая похлебка. Отчаявшись, Балайым отказывалась хлебать то, что ей приносили. Но находившаяся рядом с ней осужденная по той же статье Мария Андреевна Козловская, инженер из Ленинграда, которая была старше ее по возрасту, уговаривала: «Валюшка (так прозвали Балайым в ИТЛ. - Прим.), ты такая молодая. Ты должна вернуться домой. У тебя будет семья, у тебя будут дети. Ты должна жить, поэтому хоть немного поешь». Поразительно, что в таких нечеловеческих условиях в людях сохранялись и доброта, и отзывчивость, и воля к жизни. Такая поддержка помогла Балайым не сломиться и все преодолеть.
В декабре 1947 года, отбыв свой срок до конца, она вернулась домой, где ее ждала вырастившая ее бабушка. С этого момента началась ее нормальная жизнь. Уже в 1948 году Балайым выходит замуж за Рахманкула Бердибаева, в 1949 у них рождается сын Жанмурат, а четыре года спустя у Балайым появляется дочь Жансулу.
Как и в молодые годы, мама начинает трудовую деятельность, проявляет организаторские качества, заметив которые, весной 1954 года ее отправляют в Москву на курсы директоров столовых Министерства цветной металлургии СССР. По возвращении она возглавляет предприятия общепита рудника Миргалимсай, избирается в общественные организации, трудилась, всегда оставаясь полной сил и энтузиазма.
Выйдя на пенсию, Балайым Сеилханова становится любящей и заботливой бабушкой. Ей довелось воспитать четырех внуков и трех правнуков. Несмотря на перенесенные в молодости трудности и болезни, она прожила 92 года, пребывая до последнего дня в здравом уме и ясном сознании. Мама ушла из жизни в декабре 2005 года.
В последние годы она излагала свои воспоминания о прожитом в стихах, писала их на родном языке. Вольным переводом строк из одного ее стихотворения я завершу свое повествование о моей замечательной матери.

P.S. По данным городского музея жертв политических репрессий, в Шымкенте и Туркестанской области (бывшей ЮКО) были репрессированы около 7500 человек, из них около 2500 были расстреляны. 2050 из 2500 расстрелянных находятся в точно установленном списке - с известными именами и фамилиями, архивными документами и другими данными. Работа по остальным расстрелянным продолжается. По некоторым есть данные, но пока не полные.

Последнее изменение Пятница, 27 Май 2022 09:32