Торжество ПРАВДЫ Избранное

Пятница, 28 Май 2021 03:33 Автор  Опубликовано в Общество Прочитано 2785 раз

Число жертв политических репрессий в южном регионе достигло 7277 человек

torjestvo-pravdy

31 мая в Казахстане отмечают трагическую дату - День памяти жертв политических репрессий и голодомора. Для южного региона - Шымкента и Туркестанской области - это по-особенному печальный день: в 30-ые годы прошлого века здесь по политическим причинам расстреляли тысячи людей. В черте нашего города есть место боли и трагедии - ущелье Албастысай, или Лисья балка. Там уничтожали без суда и следствия. В канун памятной даты единственный в республике музей жертв политических репрессий в Шымкенте обнародовал новые данные: общее число жертв политических репрессий по южному региону достигло 7277 человек (ранее говорилось о 2500 гражданах). Об этом сообщила заместитель директора музея Гульмира СЕРИКБАЕВА.

gulmira-s- Гульмира Алдонгаровна, в экспозиционном зале музея есть галерея портретов выдающихся казахских государственных и общественных деятелей, политических борцов, патриотов, ученых, исторических личностей, репрессированных в тридцатых годах прошлого столетия. Не оставляет равнодушным и трагическая по смыслу скульптурная композиция «Репрессия». Когда человек подходит к черной доске с именами репрессированных, в теле появляется дрожь... Сколько имен на ней и откуда этот список?
- В качестве заместителя директора музея я работаю шестой год. Когда пришла сюда, много думала, с чего начать свою работу здесь. Первое, что бросилось в глаза, когда я обходила музей, была черная доска с символическим названием «Поклонение». Меня заинтересовало количество записанных на ней имен. Этот вопрос не дает мне покоя до сих пор.

Тогда я спросила у научных сотрудников, откуда взялся список на черной доске. Конкретного ответа никто не знал. Коллеги сказали, что список был скопирован из «Траурной книги». По словам автора книги Сейдахмета Байдаулетова, она была издана всего за семь месяцев задолго до открытия музея, еще в 1997 году, по инициативе Первого Президента страны Нурсултана Назарбаева.

Я взяла в руки книгу и начала считать указанных в ней людей. Это было нелегко. Процесс подсчета то и дело прерывался. Я специально попросила трех сотрудников музея, чтобы они тоже считали имена в списке. Позже мы сравнили данные. Таким образом, четыре человека провели инвентаризацию списка и считали имена по отдельности. В процессе подсчета возникала путаница. В конце концов список расстрелянных в «Траурной книге» составил 1734 человека. Но на черную доску скопировали не все имена - на ней значилось только 1600 инициалов.

С момента обретения независимости ежегодно, 31 мая, мы проводим тематические мероприятия, посвященные памяти жертв политических репрессий. Везде звучала одна фраза: «В Туркестанской области было расстреляно около 2500 человек». Эта цифра всегда казалась мне маленькой. В глубине сердца возникала мысль, что невинно расстрелянных было намного больше. Я начала изучать данные. Откуда взялась цифра 2500, ведь в книге 1734 имен, на доске - 1600? С этим вопросом обращалась к исследователям, ученым, представителям интеллигенции. Мы пришли к выводу, что это должна быть ориентировочная цифра. Но и она неверна! Наш регион - один из самых густонаселенных в Казахстане. Многие из тех, кто подвергся в те годы репрессиям и гонениям, приехали в Шымкент и погибли на нашей земле. Я предполагала, что количество жертв должно быть как минимум в два раза больше. Мы обращались к разным источникам - в газеты, журналы, на телеканалы, сайты.

- И каков оказался результат?
- Три года назад на официальном сайте Министерства внутренних дел Республики Казахстан я нашла список из 4001 человека. Это был список расстрелянных в Южно-Казахстанской области. Тогда я обратилась к представителям СМИ с просьбой говорить не о 2500 жертвах, а о 4001. Но цифра 2500 продолжает звучать.

Многие ищут своих дедов. По просьбе людей занимаемся поисками данных трагически погибших предков. Очень помогает Facebook, к нам обращаются со всего СНГ. Помню, позвонила женщина-кореянка - она искала информацию о дедушке. Он был расстрелян в Шымкенте. Нашли данные. На связь выходила жительница Санкт-Петербурга, ее дед был депортирован в Шымкент и расстрелян здесь. Он был представителем духовенства. Очень много приходят в музей казахов, узбеков. Всех нас связывает одна трагедия.

За шесть лет, что я работаю в музее, число жертв увеличилось еще на 166.

В последнее время мы добились больших результатов в поисках - проводили экспертизы, сравнивали данные, обращались в архивы, в том числе российские. В итоге высветилась такая цифра - количество расстрелянных и репрессированных в Южном Казахстане достигло 7277 человек. Надеюсь, в преддверии Дня памяти жертв политических репрессий эта цифра будет озвучена официально.
Специальным Указом Президента Касым-Жомарта Токаева создана и начала свою работу Государственная комиссия по реабилитации жертв политических репрессий. Для сбора доказательных материалов в Шымкенте трудится городская рабочая группа, в состав которой включены ученые вузов, сотрудники научно-исследовательских институтов. Председателем городской рабочей группы является первый заместитель акима Шынгыс Мукан. Я тоже в составе группы. Сейчас мы получаем разрешение на доступ к архивным документам КНБ, которые являются самыми секретными.
По результатам работы с документами будем пополнять наш фонд. Это кропотливая работа: кто-то из репрессированных был расстрелян, кто-то попал в тюрьму, а потом умер собственной смертью.

- Значит, 7277 - это не окончательная цифра?
- Разве что если не включат несколько человек. Мы радуемся результатам наших поисков. Это история, торжество правды. Теперь будем точно знать, сколько людей было репрессировано, сколько расстреляно. Если так будут определены данные по каждой области, то общественность узнает точное количество репрессированных по всему Казахстану. Так же определяется количество жертв голодомора. Не это ли духовная модернизация?

Пока мы не можем организовывать большие научные конференции, на которых бы обнародовали новые данные, обсудили результаты нашей работы, определили планы. Действует карантин. Перед тем, как предоставить список рабочей группе, приведем его в порядок, аргументируем. Там еще есть «белые пятна», например, имя одного человека встречается несколько раз. Каждое из них мы изучали по отдельности. Это один человек или несколько? Знакомиться с биографией каждого репрессированного, изучать анкеты судимости людей - это как колодец иголкой копать. Но наши сотрудники проделали большую работу. Сейчас на руках находятся документы на 7277 человек. Теперь эта цифра должна быть официально озвучена. Мы не хотим, чтобы слова улетели на ветер.

Молдир КЕНЖЕБАЙ, Shymkent kelbety.
Перевод Асель ХАМЗИНОЙ.

Асель ХАМЗИНА

Работает в газете «Панорама Шымкента» с 2005 года. Освещает социальные темы и проблемы молодежи.