Версия для печати

Вывезли из БУНКЕРА

Пятница, 04 Июнь 2021 05:52 Автор  Опубликовано в Культура Прочитано 9604 раз
Оцените материал
(0 голосов)

В Шымкенте побывал с гастролями алматинский независимый экспериментальный театр «Арт-убежище BUNKER». На первые в своей семилетней истории гастроли театр привез два спектакля - «Игроки» по одноименной пьесе Николая Гоголя и спектакль-рефлексию на офисную тему «Plankton, Corp.».

В эпоху карантина

ksenya-k«Игроки» - это последняя работа театра, премьера которой состоялась весной этого года. Поставить спектакль по пьесе Гоголя театр подтолкнули актуальные реалии жизни при пандемии. Как отметила режиссер спектакля, она же основательница, директор, а также актриса театра «Арт-убежище BUNKER» Ксения КУТЕЛЕВА,период жестких карантинных ограничений привел к подпольной работе кафе, ресторанов, клубов, студий, театров и других учреждений. Как до этого после запрета игорного бизнеса за пределами двух зон «расцвели» подпольные казино. Такой теневой формат существования, уход в подполье в ответ на запреты и вызвал ассоциации с гоголевскими «Игроками».

Наполняя содержание этой пьесы современным, буквально сегодняшним, контекстом, режиссер поднимает проблему выбора, который встает перед каждым. Подчиняться ли указам, требованиям, по сути, правилам Игры, которые исходят извне и часто меняются (как, к примеру, почти при ежедневных «прыжках» регионов из одной зоны в другую) или же, не боясь последствий, нарушать их и следовать своей Игре?

Сама режиссер видит в пьесе Гоголя и пытается донести в своей постановке мысль о первостепенности честности человека перед самим собой.

«В одном из наших спектаклей «я (не) люблю Алматы» есть такая фраза, что, давая взятку, человек сам провоцирует существование такой системы, на которую потом жалуется, - говорит она. -Мы привыкли ругать полицейских, коммунальщиков, госаппарат, говорить, что они такие-сякие. А что мы сами делаем при этом? Соучаствуем! Это и есть основная мысль: начните с себя,посмотрите на себя и перетряхните себе голову! Не надо винить систему. И если ты сам нарушаешь закон, то как потом можешь просить у него защиты?!».

Последнее предложение можно напрямую адресовать нарушителям карантина в наше пандемийное время. В широком же смысле это квинтэссенция, главная мораль пьесы. Ведь сюжет «Игроков» представляет собой историю «обманутого обманщика». Выражаясь фразой из самого произведения, «…отыщется плут, который тебя переплутует!».

Первоклассный карточный шулер Ихарев, зарабатывающий на жизнь мошенничеством, оказался виртуозно одураченным такими же, как он, плутами. Вступая в честный сговор с «коллегами», он и не предполагал, что станет жертвой постановки, игры, а в итоге выглядевшей выгодной сделки останется с нулем. Узнав правду, он сначала намеревался наказать мошенническую шайку по закону. Но потом осознает, что жаловаться не может, потому как сам действовал противозаконно.

В постановке «BUNKERа», конечно, нет полного совпадения с книжным Гоголем. По признанию режиссера, первозданный тест сохранен примерно на 40%.

«Наши герои - персонажи гоголевской пьесы, но такие, если бы они жили сейчас, - говорит К. Кутелева. - Мы показываем, как бы вел себя, к примеру, Утешительный, если бы он жил в соседнем подъезде, каким был бы Швохнев и остальные. Да, они говорят другим языком, выглядят по-другому. Но, по сути, это те же бессмертные гоголевские типажи, которые живут среди нас. Они сидят и пьют пиво возле гаражей. Они таксуют на автовокзалах. Таких людей, современных игроков, встретишь всюду».

Потому, наряду с гоголевским языком, герои говорят на современном, иногда откровенно жаргонном. В речь некоторых вкрапляется даже пара слов на казахском, понятных публике и придающих местный колорит. Современный контекст и некоторую социальную остроту спектаклю придают «вставки» о реальных, знакомых нам по СМИ, историях резонансных преступлений и «наказаний» детей чиновников.

 

Испытание бумагой

Помимо смешения времен и речи, особенностью постановки является минимализм. Актеры разыгрывают действие на сцене при помощи только одного предмета - пачки бумаги. Ее листы выступают в спектакле в самых разных качествах - карт, фужеров, документов, фальшивого векселя…Как пояснила режиссер, это был эксперимент - поставить спектакль с пачкой бумаги.

vyvezli-iz-bunkera

«Когда ребята спросили меня, какие у нас будут костюмы, грим, декорации, реквизит, я вытащила пачку бумаги формата А4 и сказала: ничего больше не будет, - рассказала собеседница. - Давайте попробуем поработать так. Мне самой было интересно посмотреть, насколько такой подход позволит раскрыть сущность артиста. Я всегда призываю ребят вернуться в детство, начать фантазировать. И когда они начинают верить в эти воображаемые обстоятельства, тогда и рождается лучшая актерская игра».

Помимо испытания пачкой бумаги, артисты выдержали также испытание на скорость. «Игроки» стали самым быстро поставленным спектаклем в истории театра. С того момента, как актерам выдали текст, до того, как они вышли на премьерный показ, прошел всего месяц. Обычно спектакли коллектив ставит за сроки как минимум от трех месяцев до полутора лет.

Результатами эксперимента режиссер осталась довольна. По мнению Ксении, ребята выложились «на все 200%». Тяжелее всех, пожалуй, пришлось Данилу Митрофанову - он играл сразу пять из десяти персонажей пьесы. Ему нужно было постоянно, иногда за секунду, «переключаться» и перевоплощаться из одного героя в другого. К слову, в оригинале пьесы их было девять.

В представленной режиссерской версии «Игроков» дополнительно появился Мефистофель. Это отсыл к вечному философскому вопросу: кто стоит за всем, что происходит на сцене и в жизни? Может, это  бес попутал героев, Сатана там правил балом? Впрочем, демонизация игры, как и любые внешние причины, никого не освобождает от личной ответственности.

 

Добро пожаловать в офис!

Вторая привезенная алматинским театром пьеса «Plankton, Corp.» посвящена актуальной теме офисных будней. В атмосферу казахстанского офиса зритель попадает сразу, еще до начала спектакля. Входя в зал, он видит сидящих на сцене работников, не поднимающих головы и яростно стучащих по клавишам клавиатуры. А потом перед ним предстают ставшими рутинными реалии офисной жизни. Горящие дедлайны по отчетам, ненормированный рабочий день, ожидание зарплаты, сплетни, грызня, издевательства, скандалы…

Как и в любом коллективе, здесь есть классические типажи. К примеру, трудоголичка, которая давно не была в отпуске и практически не видит семью. Общаться с мужем в офисе ей позволяют по телефону через стеклянную перегородку - как осужденным в фильмах про тюрьму.Аналогия с этим киноштампом выражает абсурдность самой ситуации, точнее, ее первопричины - работы.

Раскрыть сущность образа Сплетницы, которая знает все про всех и готова всем все рассказать, помогает другой прием. В одной из сцен она буквально перемывает и гложет кости в тазу. Тихоня, пожалуй, - самый последний изгой в офисной иерархии. Являясь объектом всеобщих насмешек и издевательств, он безуспешно пытается подписать документ у коллег. И именно на этого безобидного и послушного человека они сваливают самое «опасное» поручение - спросить у бухгалтера, когда будет зарплата.

Чувство страха - это то, что, помимо общего рабочего пространства, объединяет всех клерков. Все они боятся не сдать вовремя отчет. Панически страшатся полумистического шефа, который ни разу не появляется на глаза, но периодически вызывает каждого из работников к себе в кабинет. Дверь с табличкой «Шеф» располагается в центре сцены, и работники с ужасом идут туда, как на эшафот и заклание. Кое-кто даже придумал алгоритм действий, повторяя его как молитву-заклинание.

Возвращаются же подчиненные из кабинета начальника поврежденными - как с физическими, так и моральными ранами, после которых даже готовы повеситься.
Еще одним богомонстром офиса является главный бухгалтер, перед которой все буквально ниспадают и боятся открыть рот.

Время от времени включаются рекламные видеоролики, в которых говорится про прекрасные отношения, замечательного руководителя, здоровый коллективный дух и другие ценности корпорации. На фоне реальной, прямо противоположной, ситуации это выглядит как издевка и сарказм.

 

Это диагноз, а выбор делайте сами

Как признался режиссер-постановщик спектакля Азамат АБДИЛЬДИНОВ, он сам ни дня не проработал в офисе и не знает, что такое работать с 9.00 до 18.00. Показать правдоподобно всю подноготную офисной жизни ему помогло полноценное погружение в тему. Большую часть историй и ситуаций он почерпнул из опыта своей жены, которая рассказывала ему по вечерам реальные истории обо всех «прелестях» офисной жизни. Офисное прошлое было и у некоторых артистов. Режиссер встречался и с действующими офисными работниками.

«В спектакле есть вставные номера, где герои танцуют и поют, - говорит режиссер. - Это все - калька, взято из реальной жизни. Выступления на корпоративах, и мы специально обсуждали этот момент с хореографом, выглядят просто ужасно и намеренно сделаны отвратительными. На самом деле это так и есть.».

По большому счету, ужасно не только это. Показанные на сцене картины офисных будней - это не отдельно взятая единичная история.

«К сожалению, у нас едва ли не каждый офис, коллектив - это мини-государство, - констатирует режиссер. - По моим наблюдениям, почти в каждом учреждении, за исключением творческой среды, потому что творчество невозможно в жестких рамках диктатуры, существует такая же вертикаль. Есть руководитель - Бог или Полубог, которого все боятся. И выстраивается вертикаль: я начальник, ты дурак, как я сказал, так и делай».

При этом собеседник не считает офисный труд рабством, потому как любое рабство все-таки происходит не по своей воле. Более того, как он говорит, в большинстве случаев сотрудники офисов работают в них, потому что хотят там находиться. Причины разные. Кто-то отучился, теперь надо поработать по специальности; кого-то устраивает хорошая зарплата.Мотивы, заставляющие героев оставаться на ненавистной им работе, прописаны на прикрепленных к креслам листах бумаги. Например: «Ну, а кому сейчас легко» или: «Забочусь о будущем своего ребенка. Зато он обеспечен и счастлив».

Как подчеркивает А. Абдильдинов, они просто констатируют факт, сделали спектакль-диагноз.

«Есть такая ситуацияу нас в Алматы, есть такая офисная жизнь, - поясняет он. -Мы постарались показать, что происходит в таких коллективах, какие отношения выстраиваются внутри коллектива, с шефом, тот же культ его личности. Очень сильно мы «попали» с фигурой бухгалтера, который красиво и эффектно выходит к народу, ведет себя высокомерно и вызывает страх у всех работников».
«Все это мы и решили показать: вот ребята, как у нас, так мы живем, - резюмирует режиссер.- А дальше, выходя со спектакля, вы сами решайте, будете ли продолжать такую жизнь в офисе или что-то поменяете».

Азамат поделился: люди часто пишут и говорят создателям, что узнают в героях себя, а в спектакле - свою работу. А некоторые работники офисов признаются, что, когда другие зрители смеялись, им хотелось плакать.

«Наш театр примечателен тем, что мы ведем со зрителем дискуссию, - подчеркнул постановщик. - Все спектакли сделаны в таком ключе, чтобы зритель чувствовал себя и был непосредственным участником».

По ходу действия герои «Plankton, Corp.» не раз обращались к залу. А в конце спектакля, после того, когда охранник в очередной раз выгнал с работы засидевшихся работников, он говорит зрителям: «А вы чего сидите? Вам же тоже завтра с утра на работу…».

 

Открыли дверь

«Арт-убежище BUNKER» был создан в 2014 году и является первым в мире театром, расположенным в бомбоубежище. Он позиционирует себя как экспериментальный гражданский театр, который обсуждает проблемы современного общества.

Гастроли в Шымкенте стали первыми в его истории. Как рассказала Ксения Кутелева, идею предложил финансовый директор Евгений Драчуков, который раньше работал в шымкентском театре. До этого бункеровцы ездили только на фестивали и творческие лаборатории. Гастролей с целью заработка и знакомства с новой публикой никогда не было. О них просто не задумывались. В первую очередь не позволял плотный график работы. В период карантинных ограничений появилось время, и театр решился на выезд, чему теперь очень рад.

«Всех целей, которых мы хотели достичь, мы достигли, - говорит директор. - Более того, возник неожиданный эффект. Еще в Шымкенте нам стали звонить из Костаная и Петропавловска, приглашать на гастроли. Так что стоило открыть гастрольную «дверь», и она распахнулась отсюда».

Показать свои спектакли в Костанае и Петропавловске «Арт-убежище BUNKER» планирует летом. А до осени он хотел бы еще раз приехать в Шымкент. Ксения призналась, что им очень понравились как наша публика, так и сам город.

Последнее изменение Пятница, 04 Июнь 2021 09:08
web-chitalka.com