Бауыржан АЛТЕЕВ: «Никто не может указывать, что делать профсоюзам» Избранное

Среда, 02 Февраль 2022 03:59 Автор  Опубликовано в Общество Прочитано 1616 раз

b alteev

Сколько горожан сегодня входит в профсоюз, чем он отличается от профсоюзов советской поры, насколько свободен в своей деятельности, в чем видит свои главные задачи, как защищает права работников, с какой проблемой чаще всего обращаются шымкентцы в профсоюз? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью «Панораме Шымкента» рассказал председатель территориального объединения профсоюзов «Профсоюзный центр города Шымкент» Бауыржан АЛТЕЕВ.

- Бауыржан Илемшеевич, сколько сегодня в Шымкенте профсоюзов, какова численность их членов?

- Наше территориальное объединение профсоюзов (ТОП. - Прим.) «Профсоюзный центр города Шымкент» является членской организацией Федерации Профсоюзов Республики Казахстан, общая численность членов которой на сегодня составляет более одного миллиона 600 тысяч человек. В состав ТОП входят восемь филиалов отраслевых профсоюзов и семь локальных профсоюзов, состоящих из 281 первичной профсоюзной организации. Общее количество членов профсоюза в них - 51 466 человек.

Но, кроме Федерации Профсоюзов Республики Казахстан, у нас в стране действуют еще два профсоюзных объединения: «Аманат» и Конфедерация труда.

- А есть ли сейчас независимые профсоюзы?

- Да мы все независимые, свободные. Абсолютно все. В соответствии с ратифицированной Казахстаном 87-й Конвенцией «О свободе ассоциации и защите права на организацию» МОТ трудящиеся и предприниматели имеют право создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также право вступать в такие организации на единственном условии подчинения их уставам. Государственные же органы не должны вмешиваться в их деятельность.

- Это право сейчас реально обеспечено?

- Да. Никто не вправе вмешиваться. Работники создают профсоюз, могут выдвигать какие-то требования, работодатель должен их рассмотреть. Никто не может прийти и указать, что делать профсоюзам.

- Какое из объединений является наследником советских профсоюзов?

- Наша Федерация. У нас наибольшая численность членов, мы - наиболее представительная организация трудящихся страны, и мы наиболее активно работаем.

- Работа советских профсоюзов подвергалась критике за то, что они занимались больше не своим непосредственным делом, а распределением путевок, продуктов и так далее. Что-то изменилось?

- Конечно. Изначально изменился сам принцип создания профсоюзов - он строится на свободе волеизъявления. Как я уже сказал, любая общественная организация может создаваться свободно, никто не вправе повлиять на ее создание. Работники могут входить в любую общественную организацию.

В советское время профсоюзы создавались сверху на каждом предприятии. Теперь они строятся по отраслевому принципу: в каждой отрасли создаются свои
профсоюзы. Если в республике 22 отраслевых профсоюза, то у нас в Шымкенте - восемь филиалов отраслевых профсоюзов в сфере образования, медицины, жилищного хозяйства, строительства, автомобильных дорог и автомобильного транспорта, МСБ, культуры и спорта.

Кроме того, есть семь локальных профсоюзов. В отличие от первичных, которые создаются на одном предприятии, они могут объединять работников нескольких организаций.

Если говорить о деятельности, то мы инициируем законопроекты. В 2021 году между правительством, казахстанской Федерацией профсоюзов и республиканской конфедерацией работодателей было заключено Генеральное соглашение на 2021-2023 годы. Его цель - регулирование социально-трудовых отношений в республике, в том числе выплаты задолженностей по зарплате, достойный труд, достойная зарплата, регулирование отношений между работодателем и работниками.

Мы - единственная в республике организация, которая защищает права работников. На сегодня нет ни одной государственной структуры, которая бы это делала.

- А инспекция труда?

- Управление государственной инспекции труда - это уполномоченный орган, который контролирует исполнение трудового законодательства и работником, и работодателем. Он не защищает ничьи права. К примеру, был факт травматизма. Представитель инспекции приходит, проверяет, составляется акт, виновного штрафуют. Также они ведут мониторинг по травматизму и упреждению задолженности по зарплате.

Повторюсь: мы вносим изменения в законодательство, инициируем новые правила игры в трудовом поле в пользу человека труда, то есть являемся единственным защитником законных прав работников труда.

- Эта защита распространяется только на членов профсоюза?

- Да. Мы работаем в соответствии с коллективным договором. Первичные профсоюзные организации подписывают этот документ с работодателем, он регистрируется в инспекции труда. На сегодня у нас в Шымкенте подписано 1553 колдоговора. Они заключаются везде, где создаются профсоюзы, - охват стопроцентный. Колдоговора подписываются также представителями работников.

- Что конкретно дает колдоговор?

- Именно в этом документе оговариваются все права работника и работодателя в рамках трудовых отношений, начиная от приема на работу вплоть до увольнения. Кроме того, в нем прописываются социальный пакет, все виды материальной помощи. Колдоговор дает работнику основание требовать свои закрепленные права.

- Текст коллективного договора имеет какой-то шаблон или каждый коллектив разрабатывает его под свои особенности?

- Есть общие стандарты. Но в него вносят выдвигаемые членами профсоюза требования. Если нет, то есть согласительная комиссия, где все это можно проработать.

- Может ли отдельно взятый работник внести в договор какие-то изменения?

- Любой член профсоюза имеет право вносить изменения. Этот вопрос обсуждается на уровне работодателя и руководителя профсоюза. Если это соответствует нормам и не противоречит социально-экономической ситуации, то они принимаются в зависимости от актуальности и целесообразности.

- Почему тогда при наличии колдоговоров возникают конфликты в социально-трудовой сфере? Если не в нашем регионе, то в «нефтяных»?

- Если говорить о трудовых конфликтах в Шымкенте, то в прошлом году они произошли на трех предприятиях - ТОО «ShymkentBus», шымкентском отделении АО «КТЖ» и ГКП «Станция скорой помощи» управления здравоохранения города.

«ShymkentBus», как все знают, является дотационным предприятием. Сборы за оплату проезда пассажирами не покрывают всех расходов - на ремонт автобусов, покупку топлива, зарплату водителю и кондуктору, работу валидатора, амортизационные отчисления, налоги. Поэтому их работа субсидируется. Из-за задержки субсидий они некоторое время не получали зарплату в 2019 году, тогда возник трудовой конфликт.

В тот момент я был председателем отраслевого профсоюза МСБ. Я предложил создать профсоюз, составить коллективныйдоговор и через него регулировать отношения. Первичная профсоюзная организация в «ShymkentBus» была создана, после чего она стала конструктивно сотрудничать с руководством компании.

В прошлом году водители вновь выдвинули требования, потребовав повышения зарплаты. Это произошло после внедрения карточной оплаты проезда, когда работодатель стал контролировать поступление средств. Прежде они получали деньги наличными и не все сдавали в кассу. А когда их начали ограничивать, вышли на митинг. Автобусы не работали полдня.

Мы совместно с акиматом и руководством провели собрание, на котором объяснили всю экономику перевозок, показали, при каких условиях и на сколько можно поднять водителям зарплату. С тех пор там конфликтов не было.

Но чтобы их упреждать, мы рассмотрели ситуацию в транспортной компании на трехсторонней комиссии, где четко поставили задачи. Плюс ко всему провели выездное заседание комиссии прямо на базе предприятия. Пригласили на него руководство ТОО, профсоюз, прокурора, полицию, замакима города.

Работникам объяснили трудовое законодательство. А также ответственность за беспорядки, несанкционированные митинги. Напомнили, что есть законный порядок обращения. С тех пор ситуация там отрегулировалась.

Два других случая в прошлом году также были связаны с требованиями работников повышения зарплаты. Что касается ситуации в «нефтяных» областях, то следует отметить, что трудовые конфликты в республике возникают именно в основном на предприятиях нефтегазовой и нефтесервисной отрасли, которые сосредоточены в западных регионах Казахстана.

Там существует очевидный дисбаланс между зарплатой казахстанцев и иностранных сотрудников. Хотя средняя зарплата у них выше общеказахстанской фактически в два раза. Но и расходы больше. Поэтому нефтяники часто выступают.

У нас тоже имеется предприятие, относящееся к нефтесервисной отрасли, однако подобных фактов не было. Мы отслеживаем ситуацию и сразу принимаем меры.

- С какими проблемами чаще всего обращаются шымкентцы в профсоюз?

- В 2021 году было проведено 18 заседаний комиссии, на повестку со стороны профсоюзов было вынесено 16 вопросов, в том числе упомянутые трудовые конфликты на трех предприятиях. Обращения в ТОП поступают в основном в сферах образования, культуры, здравоохранения.

В сфере образования обращения были по поводу повышения заработной платы работников детских дошкольных организаций, библиотекарей школ, проверок на соблюдение санитарных норм в школах и по другим вопросам. В сфере культуры обращения касались вопроса передачи в аутсорсинг услуг технических работников, сохранения рабочих мест и заработной платы работников. В сфере здравоохранения - по поводу повышения заработной платы медицинских работников младшего звена и немедицинских специальностей, водителей станции скорой помощи.

Все рассмотренные на комиссии вопросы нашли свое решение.

- Можете привести конкретные примеры?

- К примеру, к нам обратились работники школ, находящихся в аварийном состоянии. Их прежние обращения в учреждения образования ничего не дали. Мы вынесли этот вопрос на заседание, указали решить его в ближайшее время. В итоге почти сразу одну школу переселили, для второй подыскали другое место.

Недавно сгорел выставочный центр «Корме». И возникли проблемы у его работников, членов профсоюза. Сославшись на то, что объект сейчас не может работать, руководство потребовало с них написать заявление на отпуск без содержания. Они обратились в «первичку», а ее представители - к нам. И мы написали письмо в трехстороннюю комиссию о нарушении прав членов профсоюзов.

В связи с режимом ЧП им должны выплачивать зарплату как минимум 60 тысяч тенге до решения вопроса. Если предприятие будет ликвидировано, есть порядок ликвидации. В соответствии с нормами закона они могут быть уволены только после ликвидации и выплаты компенсации. А сейчас им обязаны платить по 60 тысяч тенге.

Мы написали письмо в управление культуры, и все моментально решилось. Три человека трудоустроили в городской казахский драмтеатр имени Шанина, а остальных переселили в концертный зал «Туркестан сарайы», и они получают по 60 тысяч тенге.

- Большая часть конфликтов все-таки связана с оплатой труда, требованиями ее повысить?

- В основном да. На сегодня это ключевой вопрос. Потому что очевидно, что минимальная зарплата в 42 500 тенге была неадекватной. Кстати, в том, что с 1 января 2022 года ее размер увеличен до 60 тысяч тенге, есть непосредственная заслуга Федерации профсоюзов. На протяжении последних двух-трех лет этот вопрос постоянно вносился на рассмотрение Правительства и в Парламент.

На днях было заседание трехсторонней республиканской комиссии, где председатель ФПРК Сатыбалды Даулеталин сказал, что 60 тысяч тенге - это не предел. По опыту других зарубежных стран минимальная зарплата должна составлять как минимум 50 процентов от средней заработной платы, то есть около 120 тысяч тенге. Кроме того, при инфляции она должна автоматически индексироваться.

Федерация инициировала этот вопрос, была создана комиссия в Мажилисе. Думаю, в ближайшее время мы добьемся его решения.

- Есть ли сейчас задолженность по заработной плате на шымкентских предприятиях?

- Вопросы задолженности по заработной плате выносятся на каждое заседание трехсторонней комиссии. Мы постоянно мониторим ситуацию. Если возникают задолженности, вызываем руководителей предприятий, заслушиваем, спрашиваем, когда смогут погасить долг. Благодаря такой систематической работе на сегодняшний день почти нет задолженности.

Есть одна цифра - 7,98 миллиона тенге, которые задолжало ТОО «An-trast Security» 21 работнику. Это азербайджанская компания, которая строила дороги в Казахстане, нанимала у нас работников, а потом «убежала». Для решения вопроса писали через МИД Казахстана в Баку. Сейчас он решается в судебном порядке.

profsouz

- Насколько остро стоит вопрос незаконных увольнений?

- Сейчас таких фактов очень мало. Потому что работодатель тоже понимает, что если он уволит работника, тот пойдет в суд, восстановится, и ему придется платить. Поэтому все спорные вопросы стремятся решить на месте.

- Какова ситуация с травматизмом на производстве – он увеличивается или уменьшается, почему?

- Каждый факт производственного травматизма рассматривается на заседании комиссии, и по каждому из них принимаются необходимые меры. Отрадно, что количество таких случаев уменьшается. В прошлом году их было намного меньше, чем в два предыдущих.

Так, если в 2019 году всего был зарегистрирован 51 случай с девятью смертями, в 2020-м - 48 случаев, девять смертей, то в 2021 году - 27 случаев, шесть смертей. То есть травматизм снизился почти на 40 процентов, а смертность - на 30 процентов.

Это произошло благодаря тому, что мы с инспекцией труда совместно проанализировали данные по всем случаям травматизма - их причинам, виновности работодателей. И выбрали 52 наиболее рисковых предприятия. Проводили на них разъяснительную работу, лекции по безопасности труда, упреждению травматизма, ответственности за травматизм. И больше подобных случаев там не было.

Кроме того, если где-то имел место травматизм, мы совместно с этим предприятием разрабатываем дорожную карту по недопущению травматизма, которую потом там реализуют. Аналогичная работа ведется и по ликвидации задолженности по зарплате.

- Как обстоит дело с применением института медиации в вашей работе?

- Это очень важный инструмент в нашей работе. Медиационный центр находится в нашем здании на первом этаже. Любой человек может прийти сюда и на медиационном уровне, без лишних затрат, решить здесь свои вопросы, начиная от бытовых и заканчивая трудовыми спорами.

- Сколько трудовых конфликтов было разрешено через этот центр?

- Бесплатные консультации в прошлом году в центре получил 91 человек, 35 из них - по трудовым спорам. Вопросы касались невыплаты зарплаты, увольнения и так далее.

- Какова очередность обращения к медиатору? Сначала член профсоюза приходит в медиационный центр или к вам, а уже вы потом его туда направляете?

- Алгоритм такой. Если у работника или нескольких членов профсоюза возникают вопросы, они обращаются к председателю первичной профсоюзной организации. С этими требованиями он должен пойти к работодателю. Если тот отказывает, тогда создается согласительная комиссия. В большинстве случаев многие вопросы решаются на этом уровне.

Если нет, то первичная организация ставит их в филиале отраслевого профсоюза, в состав которого входит. Если отрегулировать на своем уровне у них не получается, то обращаются к нам. И мы уже совместно с медиацией решаем вопросы в мирном порядке.

Но заявитель может обратиться к медиаторам и напрямую. Институт медиации позволяет помогать не только членам профсоюза. К примеру, в связи с мораторием на проверки МСБ со стороны госорганов, инспекция труда получает заявления, но не может проверять.

В этом случае городская инспекция труда обращается к нам в профсоюз с письменным обращением. Мы смотрим, есть ли в этой организации профсоюз или нет. Если нет, отправляем в медиацию. Медиация по принятым решениям дает информацию нам, а мы в свою очередь - в инспекцию труда.

Но мы пошли дальше. В прошлом году Федерация создала юридические клиники. Такая уже есть в составе нашей профорганизации. Здесь бесплатно оказывают все юридические услуги для членов профсоюзов. Любой член профсоюза может прийти сюда по любым вопросам - не только по трудовым, но и семейно-бытовым, личным, вплоть до развода. И ему помогают юридически правильно оформить те или иные документы, дают консультации - идти в суд или нет, каким образом правильно решить вопросы. В юридической клинике уже получили помощь 28 членов профсоюза.

Так что если обобщить все, что я сказал, можно сделать вывод о том, какая польза для работников от профсоюзов. Кроме своей непосредственной работы, мы проводим много торжественных мероприятий для членов профсоюзов. Вручаем награды Федерации Профсоюзов ветеранам, активистам, почетным профсоюзным деятелям. Кстати, они учитываются при аттестации работников на местах.

Филиалы отраслевых профсоюзов с учетом сборов членских взносов оказывают помощь членам организации к профессиональным праздникам, дают путевки в санатории со скидками. Проводим конкурсы, награждаем лучших технических инспекторов среди членов профсоюзов, лучших работников, трудовые династии.

- Что в целом можете сказать об итогах прошлого года и планах на нынешний?

- Прошлый год запомнился тем, что он был объявлен Годом первичной организации профсоюза. Для поддержки первичек и построения обратной связи с трудовыми коллективами была проведена республиканская акция «Как живешь, первичка?». В ее рамках прошли онлайн-встречи первичных профсоюзных организаций семи предприятий города с участием руководства Федерации профсоюзов, депутатов Мажилиса Парламента, представителей госорганов и работодателей.

Любой член профсоюза мог задать насущные, самые болезненные для него, вопросы. И получал ответы. В свою очередь депутаты отчитывались перед людьми - какую они проводят работу для улучшения условия труда, достойного труда, защиты прав работников труда.

Федерация профсоюзов тоже рассказывала о своем вкладе. Например, в столице был создан реабилитационный центр для членов профсоюзов. В нем за 90 тысяч тенге можно отдыхать 10-15 дней, сдать анализы, пройти все виды исследований, получить лечение и одновременно учиться - получать профобразование.

2022-й год объявлен Годом социального партнерства. В рамках социального партнерства будем рассматривать все трудовые вопросы на заседаниях трехсторонней комиссии. Мы планируем выездные заседания в трудовых коллективах, онлайн-заседания комиссии с участием руководства Федерации профсоюзов, депутатов Мажилиса Парламента.

Будем мониторить все возможные очаги конфликтов, чтобы не допускать социальной напряженности. Планируются обучающие семинары для первичек по безопасности и охране труда, созданию согласительных комиссии, деятельности технических инспекторов.

Так как 2022-й год также стал Годом детей, мы будем проводить мероприятия в детских дошкольных организациях и другую работу по недопущению незаконного использования детского труда, защите детей от привлечения к тяжелому труду.

В этом году будем также продолжать работу в традиционном направлении - по повышению доверия населения к профсоюзам, привлечению новых членов профсоюза.

- Какова здесь динамика: ряды профсоюзов растут или уменьшаются?

- В 2019 году было создано 60 первичных профсоюзных организаций, в члены профсоюза привлечено 2335 человек, в 2020 году создано 25 первичных профсоюзных организаций, привлечено 1099 человек. В 2021 году появились 30 первичных профсоюзных организаций и 4387 новых членов
профсоюза соответственно.

Свыше четырех тысяч привлеченных новых членов - это, конечно, хорошие показатели. Это показатель доверия людей к профсоюзам.

- В советское время профсоюзы создавались сверху, в добровольно-принудительном порядке. Можете ли Вы уверенно заявить, что сейчас никакой принудиловки при вступлении в профсоюз нет?

- Абсолютно. Никто не может принудить кого-то вступить в профсоюз. У нас нет административных ресурсов. Бывает, что на предприятии сам работодатель заинтересован в создании профсоюзов. Потому что ему же легче решать и обсуждать какие-то вопросы с представителем трудового коллектива, нежели с каждым отдельно взятым работником. Но фактов насильственного привлечения в профсоюзные ряды нет.

Есть конкуренция с другими профсоюзами. Нередко они пытаются перетянуть, переманить к себе наших членов. И такое случается. Но массового оттока нет.

- Как повлияли на деятельность профсоюзов январские события? В основе протестов в Жанаозене, откуда все началось, лежали социально-экономические причины. Что-то планируется делать для упреждения таких конфликтов?

- Вообще произошла переоценка. В Жанаозене протесты были не в первый раз. Аналогичные предприятия есть и в других регионах. Почему бы единовременно и сразу не решать такие вопросы на местах, во всех регионах?! Ведь получается, что люди думают: раз у них (жанаозенцев. - Авт.) получилось, им повысили зарплату, значит, и нам надо выйти и потребовать - тогда и нам поднимут.

Ранее создавались мониторинговые группы. Может, они работали не в столь активном формате. Сейчас эту работу надо активизировать. То есть работать на упреждение.

Нас попросили дать свои предложения по регулированию и упреждению подобных конфликтов. Наш регион представил свои идеи по переформатированию деятельности, работе на опережение, учету спроса населения, в том числе членов профсоюза.

Главное, считаю, мы должны обеспечить достойный труд, достойную зарплату. Упреждать трудовые конфликты - это наша задача. А что для этого нужно? Что нужно простому гражданину? Стабильные цены на продукты, комуслуги, ГСМ.
А они у нас растут постоянно. Не нужно поднимать цены на рынке хаотично, скачкообразно.

Цены на бензин, солярку ежегодно в период страды, весенних полевых работ, взлетают, возникает дефицит. Вот отсюда и растут социальные конфликты. Ведь многие аграрники живут за счет земли, получают доход на том, что успели посеять. А если не успели, то, естественно, появляется недовольство. Все это можно предусмотреть, государство может регулировать ситуацию.

А мы, профсоюзы, должны четко и своевременно реагировать. Допустим, если на предприятии возник конфликт, а мы узнали об этом позже, то это для нас минус. Мы должны узнать о проблеме еще в момент зарождения конфликта. И на уровне согласительной комиссии отрегулировать, выполнить требования, если они ставятся правомочно и есть такая возможность. И объяснить все в рамках законодательства.

- Что, по Вашему мнению, является самым лучшим критерием или показателем хорошей работы профсоюза?

- Если нет социальной напряженности, нет трудового конфликта, работник доволен всем - это благоприятные условия для работы. Это и есть лучший показатель. Есть форма демократии, есть атмосфера демократии, есть участники демократии. И нет конфликта - это высший пилотаж.

Второе - если вы узнали о зарождении конфликта заранее. Отрегулировали, выполнили требования работников, и они удовлетворены.

Третье - если вас узнают, вы являетесь узнаваемой общественной организацией. Тогда к вам тянутся люди, растет доверие со стороны населения, растет ваша численность. Профсоюзы укрепляются, в них есть лидеры.

И, конечно, профсоюзы не могут ограничиваться только своей работой, пусть и очень важной и нужной для всех ее членов. Наш народ видел, что профсоюзы не остаются в стороне от общей беды.

Когда арысцы бежали от взрывов, мы приняли часть людей, выделив актовый зал в нашем здании. Мы их кормили, приносили одежду и другие необходимые вещи. В период восстановления Федерация за свои средства поставила перед въездом в город новую арку.

Когда в Мактаарале было наводнение, мы бросили клич узбекским профсоюзам. И они привезли компьютерные столы, стулья. Казахстанский же профсоюз собрал и подарил детям учебные принадлежности и компьютеры для школ. Этот список можно долго продолжать.

- Резюмируя все сказанное, можете ли Вы утверждать, что современный профсоюз значительно отличается от профсоюзов советской поры, он переформатировал свою работу и действительно является сейчас реально действующей силой?

- Справедливости ради надо отметить, что авторитет у профсоюзов в советское время был больше. Ни одно решение ни на одном предприятии не принималось без подписи председателя
профсоюзной организации.

- Но при этом они же были полностью зависимыми от руководства предприятия. Недаром их называли «ручными».

- Да, они находились в подчиненном положении и делали все, что им спускалось сверху. Но были и другие плюсы. Вся сумма социального страхования по республике была в профсоюзах, у них были огромные материальные возможности. Поэтому работники могли ездить по путевкам в зарубежные страны.

Нынешние казахстанские профсоюзы существуют только за счет членских взносов. Мы минимализируем свои расходы и, разумеется, не можем много себе позволить.

Но самое главное и фундаментальное наше преимущество состоит в том, что правительство, государство считается с профсоюзами. Любое государственное решение обязательно принимается с учетом мнения профсоюзов.

И это не формальность. Это свидетельствует о том, что у современных профсоюзов есть свое место, роль и влияние в обществе и мы реально выполняем свои задачи по защите прав трудящихся.

Другие материалы в этой категории: « БЛЭКАУТ, или Тигр прыгнул дважды Минус 50% »