Игорь ВЕРБИЦКИЙ: «Бескультурье - это хаос и гибель человечества»

Пятница, 22 Январь 2021 05:20 Автор  Опубликовано в Общество Прочитано 2877 раз

В этом году, в 20-ый раз, в русском драматическом театре города Шымкента пройдет вечер памяти Высоцкого «Место встречи изменить нельзя»

Январь, пожалуй, - самый загруженный месяц театрального сезона в Шымкенте. Только-только отплясали новогодние утренники, как на сцене русского драмтеатра разворачиваются события двухтысячелетней давности - Рождество. Ежевечерние спектакли, а следом – вечера памяти Владимира Высоцкого.
О том, как живет сегодня театр, чем дышит и какие строит планы, рассказал директор театра Игорь ВЕРБИЦКИЙ.

beskulture-2

- У русского драматического театра много любимых шымкентским зрителем традиций. И одна из них - вечера памяти Владимира Высоцкого «Место встречи изменить нельзя», которые всегда проходят при аншлаге. Игорь Владимирович, расскажите, а с чего все начиналось?

- Я сам очень люблю Высоцкого. Мне было лет 10, когда мои старшие друзья принесли во двор виниловые пластинки с его песнями. Не побоюсь этого слова, они вросли мне в душу. Много позже судьба свела меня с замечательным человеком, поклонником творчества Высоцкого Павлом Викторовичем Кузнецовым. И он всегда мне говорил: «Игорь, давай сделаем вечер памяти». И мы пытались это делать, но на тот момент у нас не было места, не было зала. Это были скорее дружеские посиделки, которые проходили в основном в доме Кузнецова, где он организовал музей Владимира Семеновича Высоцкого.

И только в 2000 году, когда я стал главным режиссером театра, у меня появилась возможность перенести это действо в зал. В январе 2001 мы сделали первый концерт на сцене театра. Подчеркну, это произошло благодаря Павлу Викторовичу. Он идейный вдохновитель. А я организатор и бессменный ведущий. Мы сразу назвали наши вечера «Место встречи изменить нельзя». Встречаемся в театре. Пару раз, правда, когда делали ремонт, переносили концерты в «ИЛ-22» и в «Сейфуллина». И эти два концерта перефразировали и назвали «Время встречи изменить нельзя».

- Это будет юбилейный, 20-ый вечер. Наверняка за столь большой срок изменился формат концертов?
- Первые концерты и нынешние очень резко отличаются. Первые проходили как вечера памяти. Мы начинали с друзьями. Играешь или нет на гитаре, приходи. Помнишь Высоцкого? Был на его концертах? Расскажи об этом со сцены. Сначала это было хорошо, собирались только свои, даже половина зала не набиралась. Но потом стал приходить серьезный, солидный зритель. Стал собираться полный зал. А мы все выходили и рассказывали, как с ним пили, кого он по плечу похлопал, кто сказал ему: «Володя, ты молодец». Кому это надо было? И каждый год одно и то же - выходили одни и те же люди, рассказывали, как выпивали с Высоцким, ходили по городу… Вот это все можно делать где-нибудь дома, у костра, в кафе.

И тогда мы сделали концерт. Без всяких разговоров. Выходил только ведущий, здоровался, говорил, что мы посвящаем этот концерт творчеству Владимира Высоцкого. И потом нон-стоп: песня, стихотворение, песня, стихотворение. И людям это понравилось. Людям хочется слышать его песни, его стихи, его тексты. Хочется услышать слово Высоцкого. А не слово о Высоцком, да еще далеко не в самом хорошем исполнении. И оказалось, что тот формат, который мы стали делать, нужен зрителю. Вот у меня программа на предстоящий концерт, посвященный творчеству Владимира Высоцкого. 16 приглашенных и 15 наших актеров будут исполнять его произведения. То есть 30 номеров вполне хватает без дополнительной информации о Высоцком, которую, к тому же, можно посмотреть в интернете. А вот послушать его песни – это интересно.

beskulture

- Но ведь из год в год исполняются одни и те же произведения. Не получится так, что и это приестся зрителю?
- Во-первых, каждый концерт имеет свою изюминку. Например, года два назад оркестр нашей Нацгвардии сделал нам попурри. Причем, они могут ходить во время исполнения. И они вышли на сцену - и как дали! Исполнили всего четыре или пять вещей, но зрители были в восторге. Будет изюминка и в этот раз. Надоесть никак не может. А во-вторых, мы хотим показать Высоцкого в разных ракурсах. И то, что могут читать его стихи, и могут петь его песни не только мужчины, но и женщины. И инструментально мы исполняли его песни. Постоянно происходит какое-то открытие. То девушки берут совершенно мужское его произведение и исполняют его так, что поражаешься новому, необычному звучанию. У него же очень мужские песни, у Высоцкого, вспомните: я не люблю, я сказал, я не хочу, я б ушел, я вернулся. Только две песни у него от женского имени «Бокал» и «Беда». И потом, Высоцкий был потрясающий мелодист. Сам он пел под три-четыре аккорда. Но когда на его вещи начинают делать аранжировки, получается потрясающе. А когда Георгий Гаранян взял и сделал аранжировку его вещей, а оркестр «Мелодия» исполнил их, - целый альбом песен Высоцкого… Вы только послушайте его «Кони привередливые» - это же шедевр!

- А вы знаете, что зрители с этих концертов уходят, как бы правильнее выразиться, с неохотой. Явно не хватает песен и стихов. Почему бы не сделать их чуточку длиннее, эти вечера, раз они так востребованы?
- Программа рассчитана на полтора часа. Это идеальное время, когда смотрят на одном дыхании. Мне хочется, чтобы с наших концертов, с наших спектаклей люди уходили с ощущением «ну почему так быстро?» Чтобы немножко не хватало. Это как из-за стола выходить слегка голодным. Чтобы не было переедания, чувства пресыщения. Должно быть хорошее послевкусие.

- После ваших спектаклей всегда хорошее послевкусие. Вас прекрасно принимает не только шымкентский зритель. Я знаю, что гастроли русского драматического театра очень ждут в Байконуре. В этом году планируете куда-нибудь поехать?
- В этом году вряд ли - пандемия помешает. Знаете, ведь в пошлом году наши заявки приняли сразу на трех международных фестивалях. Однако из-за коронавируса не получилось поехать. В этом году нас также ждут в Кокшетау, пока думаем, какой спектакль туда повезти - «Дядю Ваню» или «Гамлета». Приглашены в Россию, Татарстан, в город Буйнакск, туда однозначно повезем «Дядю Ваню», потому что для них интересен Чехов. Когда в 2018 году в Таганрог возили этот спектакль, произвели фурор. Впервые за историю фестивалей зрители в зале, после того, как мы закончили спектакль, продолжали стоять и во время церемонии награждения. А заместитель мэра города Таганрога сказала: «Это был наш Чехов». И зал бурно отреагировал.

В 2015 году возили «Одноклассников» в Москву. Его смотрел автор этого произведения писатель Юрий Михайлович Поляков. Потом он признался: «Когда я смотрел спектакль, у меня такое ощущение было, как-будто я с вас писал своих персонажей». Но за этот оглушительный успех огромное спасибо режиссеру Султану Абдиеву, это он так поставил спектакль. И еще хочу отметить, что если бы не помощь нашего земляка Владимира Денисова, а его компания SСAT помогает нам билетами, мы не смогли бы попасть ни в Москву, ни в Йошкаралу, ни в Смоленск, ни в Таганрог, никуда. А Владимир и Дмитрий Бысовы и их «Спектр» помогают нам с печатной продукцией.

- Игорь Владимирович, гастроли театра – это возможность заработать или все-таки больше показать себя?
- Для театра застой – это смерть. Он должен себя показывать в других районах, городах. В Шымкенте нас любят, здесь наши знакомые, друзья, мамы, папы. Они приходят и говорят: ой, какие вы молодцы. А мы расслабляемся. Вы нас любите, и это все объясняет: наш успех, нашу популярность, славу. А вот ты поезжай в другой город, другую страну, где тебя никто не знает, не любит. И завоюй там любовь и популярность – вот это да! Нам это удается.

На гастролях мы завоевываем любовь незнакомого зрителя. Мы возили в Россию в 2005 году три спектакля: «На всякого мудреца довольно простоты», «Белое облако Чингисхана» и сказку «Золушка». И тогда про нас написали в российских газетах: «Тот Чингисхан не смог завоевать Россию, а Чингисхан из Шымкента ее завоевал». Это был оглушительный успех. Конечно, сыграло все, и национальный колорит, и шикарные костюмы, и меха, и музыка, и игра актеров - бесспорно. И опять-таки, ставил этот спектакль Султан Абдиев. Это был мой режиссер, и мне его сейчас очень не хватает. Он ставил Чингисхана по мотивам произведения Чингиза Айтматова, который идет с успехом уже 18 лет. Этот спектакль зритель смотрит на одном дыхании, и для актеров он идет также.

А что на счет заработка… Да, несмотря на пандемию мы заработали. Зритель соскучился, мы востребованы, и это радует. У нас есть свой зритель, который нас ждет, требует спектакли. Это редкость, и я могу похвалиться этим. Не каждый театр может похвастаться такой любовью зрителей. Но давайте зададимся вопросом: «Для чего нужен театр?». Не помню кто, но однозначно умный человек сказал: «Чтобы люди не скотинили, не превращались в животных».

Театр должен взращивать духовное начало. Культура очень важна. Во всем. В политике, во взаимоотношениях, в речи, везде. А бескультурье – это хаос и гибель человечества. Театр, музыка, живопись - это духовная пища, только животные не понимают прекрасное. Поэтому театры, культуру всегда поддерживает государство. Потому что культура - это идеология, это оружие. Театр может сделать не меньше, а скорее больше, чем школа. Дети приходят в театр и видят на сцене, как поступает герой в той или иной ситуации, понимают, как должны поступать люди, если у них есть сердце, совесть. У человека должно быть духовное начало. И его надо взращивать, лелеять и пестовать. А если театр начнет гнаться за тем, чтобы делать план…

Деньги могут принести только комедии. У нас есть «Ханума», «Слишком женатый таксист», «Парижские страсти», «Гарнир по-французски», «№13». Эти спектакли идут лет 15 и всегда собирают полный зал. Это спектакли-кормильцы. Легкие, ни о чем не заявляющие, не заставляющие думать, переживать. Но если мы будем показывать только такие спектакли, которые приносят нам деньги, в кого мы превратимся? Скатимся до пикачу, начнем показывать покемонов, пошлость, эротику. Мы станем комедиантами.

Почему на «Ромео и Джульетту» или «Гамлета» так не ходят? Там надо сердце подключать, сопереживать. Зрители могут испытывать боль и даже дискомфорт. Но мы должны ставить такие спектакли. Гоголя, Айтматова, Чехова, Мусрепова, Островского, Ауэзова - их мы обязательно должны показывать, и мы это делаем. И все эти серьезные вещи находят отклик в душах и сердцах наших зрителей.