Айнабек ОСПАНОВ: «Когда в город приезжают гости, они в первую очередь идут в музеи» Избранное

Пятница, 21 Февраль 2020 04:03 Автор  Опубликовано в Интервью Прочитано 809 раз

DSC 8505

20 февраля свой первый пятилетний юбилей отметил музей изобразительного искусства. Изначально он был образован как художественная галерея областного краеведческого музея.
Что было сделано за годы работы этого храма искусства, чем он живет, как собирается фонд - об этом и многом другом рассказал в интервью «Панораме Шымкента» директор музея изобразительного искусства Туркестанской области, заслуженный деятель РК Айнабек ОСПАНОВ.

- Айнабек Мынжасарович, давайте вкратце напомним историю музея.

- В 2009 году в здании бывшей тойханы, подаренной городу одним из бизнесменов, открылась художественная галерея как филиал тогда Южно-Казахстанского, потом Туркестанского областного краеведческого музея. Хотя по положению художественная галерея не имеет своего фонда, мы собирали много картин.
Когда их число перевалило за 700, тогдашний руководитель области Аскар Мырзахметов принял решение об открытии музея изобразительного искусства – это было в декабре 2014 года. Мы начали переоборудовать и преобразовывать галерею в музей, подбирать кадры. В январе 2015 года в состав коллектива набрали 27 работников. А в феврале 2015 года состоялось открытие музея с участием госсекретаря Республики Казахстан Гульшары Абдыкаликовой.

- Что дали музею минувшие пять лет?

- Многое. Ранее галерея была зависимой, являлась одним из отделений краеведческого музея. Статус самостоятельного юридического лица дает больше возможностей. Теперь музей имеет отдельное финансирование. За эти пять лет мы провели много мероприятий, в том числе международные симпозиумы. Проводим их каждый год, обрели в этом опыт, нас приводят в пример, к нам обращаются за помощью в их организации. Наш музей стал авторитетным и популярным.
Собирали картины разным путем. Сейчас общее число экспонатов превышает две тысячи единиц. У нас появились произведения русского и западноевропейского искусства XIX-XX веков, работы художников советского и постсоветского периода, эпохи Независимости. Кстати, большую часть картин мы собрали именно после обретения музеем самостоятельного статуса.

- Можете назвать наиболее известные работы? Чем особенно гордитесь?

- У нас много картин известных художников. Скажу только, что это 200 с лишним работ западноевропейского искусства и более 300 - русского. Но пока мы не можем демонстрировать их публике. Есть очень важный момент. Например, такие же четыре картины, как у нас, мы видели в Санкт-Петербурге и Ташкенте.
Так что возникает вопрос: находящиеся у нас работы - это копии картин или авторский повтор? Так как они появляются разными путями - не из музеев, а, к примеру, из частных коллекций, то должны проходить заключение специалиста. А таких экспертов в Казахстане нет.
Ташкентский музей искусств – самый большой и старейший в Центральной Азии, его площадь - 10 тысяч квадратных метров, и ему более 100 лет. Специалисты там есть, но они уже в не очень «подвижном» возрасте. Сейчас мы ищем варианты и финансовые возможности для организации приезда в Шымкент и оплаты труда специалистов из Санкт-Петербурга, точнее, Эрмитажа, чтобы знатоки западноевропейской и русской культуры сделали заключение и определили авторство этих работ. Предварительная договоренность о помощи такого рода есть – семеро сотрудников нашего музея в прошлом году проходили в Санкт-Петербурге стажировку и обмен опытом.
Только после авторитетного заключения экспертов можно будет презентовать работы зрителям. Пока же мы не можем утверждать, что это точно работы того или иного автора. Мы не имеем права давать непроверенную информацию.

- Но Вы можете хотя бы назвать какие-то работы из этого списка?

- «Корабль скалистых берегов» Халсмана, «Зимний вид» Николая Рериха, «Пейзаж» Кремера, «Коровы в лесу» Шишкина, «Сенокос» Шретера, «Лодки на Оке» Левитана, работа Айвазовского и много другого. Много картин с неизвестным авторством.

- Каким образом в основном пополняются фонды музея?

- Разным. Это может быть передача музею конфискованных картин, проведение выставок-конкурсов, тех же симпозиумов, в результате которых нам оставляют по 90-120 картин. Недавно прошла выставка-конкурс в Туркестане, собрали семь картин. Бывают и дары. К примеру, я подарил музею к своему 60-летию 60 своих работ.
Бывает и обмен, закуп. Например, мы хотим купить работу того или иного автора. Научная группа разрабатывает этот вопрос, узнает, у кого они есть, связывается с этими людьми. Потом идет приобретение через процедуру госзакупки.

 

000091

 

- А какие приобретенные работы были самыми дорогими по цене?

- Портрет актрисы, написанный Гульфайрус Исмаиловой - он стоил примерно два миллиона 600 тысяч тенге. На четыре миллиона тенге были закуплены две работы известного современного художника Никаса Сафронова, выставка которого проводилась в Шымкенте.

- В этом году Шымкенту в качестве культурной столицы СНГ предстоит принимать немало гостей. Готов ли к этому музей?

- Общая площадь музея - более 2500 квадратных метров. Есть четыре экспозиционных зала. Постоянно действующей экспозиции нет, так как действующих залов мало. Иногда даже «забываем», что мы музей: у нас проводится много мероприятий, связанных с круглыми датами, какими-то событиями.

- Будет ли выставка, приуроченная к знаменательному Году и другим датам?

- Да, сейчас в одном из залов у нас развернута тематическая выставка, посвященная истории и современному состоянию Шымкента. Ее, вместе с текущей экспозицией, смогут посмотреть гости города, которые приедут на церемонию открытия Года культурной столицы и после. Обязательно будут мероприятия, посвященные юбилею Абая, аль-Фараби. В мае планируем провести международный симпозиум. Подготовка началась, список и смету почти утвердили.

- Насколько подходят условия бывшей тойханы для музея?

- Часть работ мы не можем выставить в зале, так как к этому не готова охрана, не соответствует освещение, отсутствует отопление. Нам не хватает площадей, кабинетов, нужны лаборатории, мастерские. Недостаточно специалистов.
Надеемся, что все проблемные вопросы решатся и необходимые условия будут созданы в Туркестане, куда планируется переезд музея. Сейчас там нет здания, охраны, места проживания для специалистов. Поэтому пока нас оставили в Шымкенте.
Хочу отметить, что изначально, при обсуждении идеи создания музея в Шымкенте с руководителем региона того периода Аскаром Мырзахметовым, им высказывалась мысль о названии будущего учреждения культуры «музеем искусств». Я говорил, что тогда это будет широкопрофильный музей с различными направлениями и отделами. А подобная оптимизация, как показывает история, ничего хорошего не дает. Он согласился с такими доводами, и было решено открыть узкопрофильный музей изобразительного искусства, где представлены произведения живописи, графики, скульптуры и прикладного творчества. Надеемся, что такая же концепция сохранится и в Туркестане.
А вообще, по моему мнению, нам нужно много разных музеев. Сейчас у нас их мало. А ведь, когда в город приезжают гости, они в первую очередь идут в музеи.

- Насколько, на Ваш взгляд, развита культура посещения музеев среди шымкентцев?

- Думаю, что она у нас еще недостаточно сложилась. Приведу такой пример. Нашим посетителям хватает всего полчаса на все четыре зала. Они проходят, пробегают глазами, фотографируют и фотографируются, чего мы, кстати, в отличие от других музеев, не запрещаем, и уходят. Зарубежные же гости приходят в обед и находятся в музее до вечера, мы ждем их до семи часов - времени закрытия, а потом «выгоняем». Им интересно, они подолгу стоят перед экспонатами, что-то записывают, ищут информацию по интернету, обращаются с вопросами. У них совершенно иное, какое-то уважительное и трепетное отношение к посещению музея. Для них это настоящее культурное событие.
Наши же в основном делают это пробегом. Но ведь отдачи от этого большой не будет! Среди большей части населения вообще нет потребности ходить в музей, и мало кто дома обсуждает произведения искусства. В общем, зрительская культура у нас еще фактически не сформировалась.
Возможно, если бы у нас было больше разнообразных музеев, галерей, культурных мест, что-то изменилось бы в установках горожан. К сожалению, наши люди в большинстве своем сосредоточены на материальных ценностях, а свободное время проводят на тоях, юбилеях и днях рождения.

Нашим посетителям хватает всего полчаса на все четыре зала. Они проходят, пробегают глазами, фотографируют и фотографируются. Зарубежные же гости приходят в обед и находятся в музее до вечера, мы ждем их до семи часов - времени закрытия, а потом «выгоняем». У них совершенно иное, какое-то уважительное и трепетное отношение к посещению музея. Для них это настоящее культурное событие».

 

Лаура КОПЖАСАРОВА