Казахский спектакль по ЕВРОПЕЙСКИМ лекалам Избранное

Четверг, 02 Декабрь 2021 04:57 Автор  Опубликовано в Культура Прочитано 3011 раз

Шымкентский городской театр оперы и балета представил премьеру одной из сложнейших национальных опер - «Камар-сулу». Постановка, подготовленная российским режиссером Михаилом ПАНДЖАВИДЗЕ, посвящена 90-летию советского и казахстанского композитора Еркегали РАХМАДИЕВА. Она сочетает в себе сохранение национальной стилистики и использование современных передовых технологий.

Teatr 1

Последняя декада ноября была отмечена сразу четырьмя премьерными показами оперы Еркегали Рахмадиева «Камар-сулу». В шымкентском театре ранее уже был такой спектакль: впервые опера «Камар-сулу» Е. Рахмадиева была показана здесь в 2013 году, режиссерами-постановщиками выступили народный артист РК, лауреат Государственной премии Гафиз Есимов и заслуженная артистка РК Махинур Рахманова.
Нынешняя постановка, посвященная 90-летию автора оперы, советского и казахстанского композитора Еркегали Рахмадиева, представлена российским режиссером Михаилом Панджавидзе. Это уже третья работа прославленного маэстро в шымкентском театре: до этого он поставил оперы «Домалақ Ана» и «Қыз Жібек».
К слову, все три произведения были подготовлены Панджавидзе в рекордно короткие сроки. Последнее - всего за месяц. При том что это одна из сложнейших национальных опер.
«Работать было очень тяжело, - признался режиссер. - Очень трудный музыкальный материал, трудный технологический материал. Работу осложняла существенная разница в классе театра и классе предлагаемой постановки. Это примерно так, как если бы мы пришли на завод по производству «Жигулей», а нас попросили сделать «Мерседес».
В представленной версии отступлений от утвержденной самим Рахмадиевым редакции оперы нет. Напомним, что в одноименном романе Султанмахмута Торайгырова, лежащего в основе оперы «Камар-сулу», при всем его лирическом характере очень важен социальный аспект.
Изображая историю Камар, разлученной с любимым человеком и умирающей после насильственного замужества за богатого волостного управителя Нурума, писатель поставил проблему бесправного положения женщин. Вышедший в 1914 году, роман воспринимался как страстный протест против беззакония и произвола, изобличение бесчеловечных порядков, жестоких обычаев и нравов феодально-патриархального общества.
Опера Рахмадиева написана в романтических тонах. И главный упор в ней делается на взаимоотношения Камар-сулу и учителя Ахмета, их борьбу за любовь, трагизм судьбы героини. Она умирает на руках своего возлюбленного. И в завершающей шымкентский спектакль сцене Ахмет сидит с Камар в лодке в красивую звездную ночь, как когда-то прежде в счастливые моменты, и, говоря слова любви в последний раз, прощается. В романе же Торайгырова после гибели главной героини действие продолжается - бедняк Ахмет бросается с ножом на Нурума.
«Я постарался отойти от социального конфликта, - отметил Михаил Панджавидзе. - И меньше всего жанр нашей работы можно определить как социальный. Я и Нурума не делаю законченным подонком. Здесь дело не в социальных слоях. Это история, в которой одни люди используют других для достижения своих целей. Это история о том, как взяли и уничтожили девчонку. Была молодая веселая девушка. Верила в то, что все можно изменить силой искусства, знания. Песни сочиняла, стихи писала, на свидания бегала. А ее за шкирку - и насильно замуж. Довели до сумасшествия, затравили, затерроризировали. Так как ее душевная конституция тоньше, чем у остальных, она этого не выдержала. Взяла и умерла, потому что жить стало незачем: того мира, в котором она привыкла жить, нет, а в другом она жить не хочет».
Такие истории были в прошлом и происходят в наши дни. Характерно, что в опере хоть и присутствуют определенные приметы эпохи, в точности время действия не указано.
«Переносов из времени во время нет, - поясняет режиссер. - Но все-таки оно немного скорректировано. Если в оригинале это происходило в 1914 году, то у нас в некоем казахском времени, в некоей казахской стилистике».
О современности ситуации, вечной актуальности темы любви и брака по принуждению говорит и исполнительница главной роли - деятель культуры РК Уралхан СЕЙЛБЕКОВА.
«Моя героиня вдохновляет всех девушек, потому что пошла против традиционных устоев, боролась за свою любовь, - поделилась артистка. - Она поступила так, потому что была образованной девушкой. В целом образ моей героини очень глубокий и многогранный. Это и патриот своего народа, и поэт, и певица, и нежная любящая натура, и борец - девушка с боевым характером».
При всем при том режиссер далек от мысли, что смерть такой героини должна вызвать у зрителей какие-то конкретные чувства.
«Пусть они просто задумаются над увиденным, сделают для себя какие-то выводы, - рассуждает М. Панджавидзе. - Произведение своей драматургией не несет какой-то назидательности. Я во всей этой истории вообще постарался отойти от морализаторства, от выведения какого-то вывода, идеи, которую режиссеры часто тянут от начала до конца. С чем зритель уйдет домой?! Ну пусть с чем-то да уйдет. Если он с чем-то да уйдет, мне этого будет достаточно. Пусть все уходят с разным, каждый сделает свой вывод».
Основу сценографического решения оперы составляет видеоконтент. Благодаря использованию видеоинсталляций, видеопроекций, компьютерной графики созданы потрясающие красочные декорации различных мест действия. Это весенний берег реки, цветущее поле, аульные окрестности, школа, юрта, дом Нурума и другие. Пожалуй, наиболее эффектно выглядит романтическая картина синей звездной ночи на всю сцену, которая «сопровождает» встречи влюбленных на лодке. Она повторяется в опере три раза, в последний раз - с уже покинувшей мир Камар.
Красивая и грустная история, богатый и разнообразный музыкальный материал, традиционные жанры казахского исполнительского искусства, национальная стилистика, особое место хора, слаженная игра оркестра, пластическая хореография, видеоарт и другие передовые технологии - из этих и других компонентов «соткана» новая шымкентская «Камар-сулу». По выражению режиссера-постановщика, это казахский спектакль, скроенный по европейским лекалам.
Кстати, пока он еще не до конца доволен своим детищем. Но отметил: «Начало положено. Обрастет…».